— Если честно, я даже не хочу, чтобы мои дети здесь учились, так как знаю, с какими трудностями им придется столкнуться. А там мой сын ходит в очень хорошую школу, за которую мы платим 80 сомони (16 долларов США) в месяц. Мои родители хоть и в возрасте, но занимаются с ним, присматривают. Он там среди своих друзей и родни. А здесь что? Кто нам поможет, к примеру, забирать их из школы? Нет, — протягивает Гулбахор, мать девятилетнего Бахриддина, которая уже несколько лет живет и работает в Подмосковье. — Лучше пусть учится у себя дома...

 

В России, согласно данным ФМС на 4 августа, находится 138 тыс. детей из Таджикистана. Это почти 12% от числа всех несовершеннолетних иностранных граждан (1,17 млн). Какова среди них доля детей дошкольного и школьного возраста, неизвестно. Но даже если их поровну, это уже 70 тыс. таджикских детей-школьников. Корреспондент интернет-портала «Россия для всех» пообщался с гражданами Таджикистана и выяснил, трудно ли устроить ребенка в 1-й класс российской школы, как его готовят к первому звонку и сколько на это нужно денег.

 

Недешевое образование

К 27-летней Сабохат, которая живет в одном из районов Московской области, мы нагрянули как раз в тот момент, когда она с детьми уже собиралась выходить на прогулку. Вся семья, кроме ее главы, была в прихожей. Два брата — один лет трех, другой четырех — умудрялись играть, в то время как их сестра Алия помогала одному надеть ботинки, другому — курточку, да еще и сама умудрялась обуться.

— Исмоил, если ты сейчас не наденешь свой второй ботинок, я папе пожалуюсь, — с обидой отчитывает девочка брата. - Маму слушайся! Видишь, ей и так тяжело.

Сабохат на все это смотрит со стороны, время от времени пытаясь утихомирить мальчиков. Ей самой сейчас уже трудно заниматься домашними делами - она на седьмом месяце.

— Ты моя хорошая, помощница мамина. Ты тоже оденься, Алия, потеплее, чтобы не замерзла. На улице дождь собирается, — ласково обращается она к дочери. — Я не представляю себе, как бы я со всем справлялась, если бы не она. Вот думала, еще одну девочку рожу, но врачи после УЗИ сказали, будет еще один мальчик.

К этому времени мы уже успеваем выйти во двор: Исмоил, после того как ему пригрозили отцом, все-таки дал себя обуть.

— В этом году Алия еще и в школу идет. Нагрузка на нее будет сильная, но она очень общительный ребенок, поэтому, думаю, быстро адаптируется к новой среде, — продолжает Сабохат.


«Единственным основанием для отказа в приеме иностранного гражданина школьного возраста, находящегося на территории РФ на законном основании, может быть отсутствие мест в школе»


Дочь у нее и вправду очень смышленая. И рассуждает, как совсем взрослая, хотя на вид ей не дашь больше пяти лет — она невысокого для своего возраста роста. А еще у нее очень длинные и красивые черные волосы. Она хорошо разговаривает по-русски, хотя дома они общаются только на таджикском языке. Это она, как позже выяснилось, во дворе часто играет с соседскими детьми в свободное время, которого у нее все меньше. Несмотря на ее хорошее знание языка, родители подстраховались.

— Мы наняли репетитора, который учил Алию правильно писать и читать по-русски. Каждое занятие в эти полгода обходилось в 300 рублей в час. Конечно, мужу трудно приходится материально, так как в семье работает только он. Но мы решили, что на образовании детей экономить не будем, — объясняет Сабохат.

Ее муж находится в России уже несколько лет. Он в своей семье старший. С ним на заработках его младшие братья. Раньше за 45 тыс. рублей в месяц они вместе снимали трехкомнатную квартиру в Подмосковье, а Сабохат приходилось готовить и стирать не только для мужа, но и для его родни. Недавно с помощью отца Сабохат и братьев ее мужа они купили однокомнатную квартиру в том же районе, где и проживали. Удовольствие жить раздельно обошлось им в 6 млн рублей.

Папа Алии купил все необходимые для школы принадлежности, но им придется потратиться еще раз — в школе единая форма, которую можно купить только в определенных магазинах

В Душанбе у них тоже есть свое жилье, но работы с достойной оплатой там нет. Поэтому и детей решили перевезти сюда и отдать в местную школу. Проблем с оформлением документов и со школой у них не возникло. То ли дело медицинские справки, на которые родители-иностранцы потратили 30 тыс. рублей.

— Деньги с нас брали за каждую справку и прививку. Ни я, ни муж особо не разбираемся в законах, поэтому решили не надоедать с вопросами, почему так дорого. Лишь бы побыстрее собрать все необходимое. Хотя позже от других своих землячек узнала, что, оказывается, это можно было сделать и за много меньшую сумму. Но мы не жалеем. Главное, наш ребенок оформлен в школу и получит хорошее образование.

Пока младшие играют на детской площадке, девочка следит за ними. Не спуская с них глаз, она подходит к нам и подсаживается на скамейку рядом с мамой. Первого звонка она ждет с нетерпением и с радостью рассказывает о платьях и туфлях, которые ей уже купили.

Смотрите инфографику: Что должны знать иностранцы, желающие жить и работать в РФ>>

— Алия, а ты уже готова к школе, купила себе школьную одежду?

— Да, у меня уже почти все готово. Я купила себе сумку и тетради в магазине «Теремок». У меня есть черный и синий сарафанчики. Розовые туфельки. Потом черные еще у меня есть...

— Алия, то, что папа тебе купил для школы, не подходят. Я же тебе говорила, — не дает ей закончить мама, и, кажется, это напоминание несколько огорчает девочку. — Нам дали список, где написано, какую именно школьную форму, какого цвета и где купить, — уже повернувшись к нам, продолжает Сабохат. — Забыла название станции метро, куда нас направили. Сегодня-завтра купим. Мы уже и так потратились. Одежду, обувь и канцтовары купили в «Ашане» почти на 9 тысяч.

 

Московские каникулы

Другая уроженка Таджикистана, Гулбахор, тоже живет в однокомнатной квартире в Подмосковье. Кроме нее в небольшой квартирке живут муж и двое его братьев. Ее дети, Бахриддин и Соджида, живут в Душанбе с ее родителями. В школу ходят там же. Ее старший, девятилетний Бахриддин, приезжал к родителям на каникулы и уехал обратно 29 августа, чтобы успеть к школе. Он учится в 4-м классе.

— Понимаете, у меня нет возможности забрать детей сюда к себе. Их учеба здесь нам обойдется очень дорого. Муж недавно устроился водителем маршрутного такси, а я работаю в салоне красоты. Недавно приобрели участок под дом. Вот сейчас копим деньги на его строительство, — как бы оправдывается она за то, что дети там, а они тут.

И это оправдание — скорее для себя, чем для других. Но проблема, по ее словам, не только в деньгах.


«Документы необходимые для обращения о приеме в школу: заявление, медицинская справка — форма медицинской карты №026/у-2000 и документ, подтверждающий проживание на данной территории (для иностранного гражданина — справка о пребывании на территории РФ (регистрация))»


— Если честно, я даже не хочу, чтобы мои дети здесь учились, так как знаю, с какими трудностями им придется столкнуться. А там мой сын ходит в очень хорошую школу, за которую мы платим 80 сомони (16 долларов США) в месяц. Мои родители хоть и в возрасте, но занимаются с ним, присматривают. Он там среди своих друзей и родни. А здесь что? Кто нам поможет, к примеру, забирать их из школы? Нет, — протягивает она. — Лучше пусть учится у себя дома.

Ее дочь, Соджида, в этом году идет в 1-й класс. Тоже в Таджикистане. Но не в ту, которую ходит брат, а что ближе к дому. Рассказывая о ней, Гулбахор оживляется и, забыв о том, что она готовила ужин, тут же вызывается показать обновку для дочери, которую закупила к первому звонку. Из комнаты она тащит большой черный пакет, из которого по одному вытаскивает детскую одежду, расхваливая каждую вещь.

— Ну она же девочка. Пусть порадуется, что мамочка отправила ей много красивых вещей. Тем более она идет в первый класс, все подружки будут на нее смотреть. А Бахриддин уже большой, да, сынок?! В этом году идет в четвертый класс, — обращается она к сыну, который молча следит, как мама раскладывает одежду сестренки. — Зато я ему купила такой красивый костюм в самом дорогом турецком магазине, в «Садоводе». За 2,5 тыс. рублей. Согласитесь, для детского костюма это дорого. И еще купила ему очень нарядную сорочку, — не дожидаясь ответа, продолжает она. Ответ ей, кажется, и не был нужен. — Сынок, надень, покажи хоть, как они на тебе смотрятся.

Бахриддину приходится жить раздельно от своих родителей, как и его тысячам сверстников — мама с папой зарабатывают в Москве, чтобы их сын мог учиться в Таджикистане

Бахриддин ушел в комнату и спустя пару минут вернулся. Помимо новой формы на его лице появилась и довольная улыбка. Мама тут же начала поправлять какие-то складки на форме и разглядывать, все ли в порядке. Видимо, не в первый раз. Мальчик тем временем сосредоточился на своем новом рюкзаке, который, по всей видимости, был уже набит школьными принадлежностями.

Читайте также: Пик Сомони в списке 14 самых необычных мест бывшего СССР>>

На новые вещи Гулбахор потратила около 12 тыс. рублей. Закупалась в основном на рынках и частично в «Детском мире». Еще 100-200 долларов домой они с мужем отправляют каждый месяц.

— В этом месяце не получилось отправить деньги, так как сыночек приехал. Надо было ему купить одежду, показать город. Да и на билет немалая сумма ушла. Вот купила на днях обратный билет за 7 тыс., — сетует Гулбахор на неоправданно завышенные цены на авиабилеты в Таджикистан. И это еще они ей дешево обошлись.

 

Я и рожать планирую здесь...

В этом же доме живет еще одна таджикская семья. В семье всего трое детей, все сыновья, для старшего из которых, Абдурахмона, в этом году и должен прозвенеть первый звонок в подмосковной школе.

Аибе, которая на последнем месяце беременности, лет 25-27. Хозяйка с порога пригласила в комнату, где уже был накрытый дастархан, на котором лежали таджикские лепешки, сухофрукты, дыня... Дома кроме детей и молодой матери никого не было, но скоро, видимо, ожидались гости.

— Да вы проходите. Это мы для себя накрыли. Мы вот с детьми сидели, чай пили. Проходите, не стесняйтесь, у нас мало бывает гостей. Недавно только свекор погостить приезжал и уже уехал обратно в Таджикистан, — приветливо приглашает в дом хозяйка.

Лепешки и сухофрукты, оказывается, привозил свекор, который привез и Абдурахмона. Он ездил к бабушке с дедушкой на праздник Рамадан в конце июля.


«В школах Москвы, по данным столичного департамента образования, в 2012 году учились около 30 тыс. детей иностранных граждан; по оценкам ФМС — около 70 тыс. Только 417 из них воспользовались дополнительными курсами по изучению языка при школах»


— Когда хорошая погода, мы с детьми выходим на улицу, они играют себе во дворе с детьми земляков, а мы с мамами беседуем. Жаль, что лето проходит, дома скучно становится, — жалуется она на хмурую погоду за окном. Но тут же улыбается и говорит, что скучать придется недолго — скоро пополнение и появится в семье четвертый ребенок. — Врачи сказали, что на этот раз будет девочка, — с радостью сообщает она.

Ее муж почти 10 лет в России, но жену с детьми перевез меньше года назад.

— Благо у мужа хорошая работа, он продавец на одном из московских рынков. Раньше мы приезжали к нему только на пару месяцев и уезжали обратно, а в этот раз остались. Муж снял вот эту однокомнатную квартиру за 30 тыс. рублей. Здесь живем только мы, очень удобно, — явно довольна своим положением девушка.

Абдурахмон с нетерпением ждет Первого звонка — последние полгода он только и делал, что готовился к школе, занимаясь с репетитором

Поэтому молодые родители и планируют отдать детей в местную школу. Но, как и многие другие, решили подстраховаться и наняли репетитора. Им оказалась женщина из Узбекистана. Шесть месяцев в основном занимались русским языком. Так как Абдурахмон учился в группе из трех-четырех детей, то и занятия уже стоили несколько дешевле — 3 тыс. рублей в месяц. Мальчик, услышав, что говорят о нем, для подтверждения маминых слов о его успехах в учебе начал вслух считать по-русски до десяти.

Читайте также: Выйти из сумрака. Каковы перспективы достроить Рогунскую ГЭС?

— Еще я разбираю цвета: красный, желтый, синий... — начал показывать их он на кубиках, которые были разложены тут же на полу. — Мама с папой мне купили много новых вещей к школе, — обрадованный таким интересом к себе, мальчик побежал к шкафу, чтобы продемонстрировать свою новую одежду. — Вот это мой рюкзак. А это ручки и тетради. Это моя одежда.

С этими словами он начал быстро натягивать на себя брюки, вслед за ними рубашку и костюм. Мама, уже не в силах сдержать смех, хотела было его остановить, но не успела:

— Да подожди ты, сынок. Этот костюм вовсе не к школе. Это просто парадный костюм, а школьный папа еще не купил, — ласково погладила Аида сына по голове. — У них единая школьная форма синего цвета. Муж на днях уже должен им купить, — объясняет она.

Школа Абдурахмона расположена недалеко от дома. Оформление нужных документов проблем им не составило.

— Честно говоря, мне здесь очень нравится. Если все законы соблюдать, то никаких проблем не возникнет. Я и рожать планирую здесь. Даже если будет платно, свою дочку все равно рожу в России.

 

Школьная форма: сделано в Таджикистане

Малика и Диловар Ашуровы — еще одна молодая семья, которая уже несколько лет живет в Москве. Диловар, химик по профессии, в России с 2001-го года и последние семь лет работает водителем в китайской фирме. Малика трудится в кафе, а на родине в Канибадаме (Согдийская область Таджикистана) была учительницей в начальных классах. Комнату они снимают за 20 тыс., а их двое сыновей, Субхон и Лоик, живут с родителями Диловара на родине. Но старшего несколько месяцев назад они забрали к себе.


«Только в Москве, согласно опросу Центра миграционных исследований, каждый пятый трудовой мигрант в 2013 году проживал со своими детьми (примерно 30 тыс. детей). А на совместное обучение своих детей с детьми мигрантов указали 35% опрошенных москвичей»


— Сыновья родились здесь, в Москве. Потом они переехали в Канибадам и жили с моими родителями. Однажды мне отправили видеозапись свадьбы родственника. А на ней увидел сына, который сидел грустный в углу. Я тут же выключил телевизор и тогда же решил, что как бы трудно нам ни было, старшего привезу сюда, — рассказывает Диловар и смотрит на жену. — Очень больно, понимаете, когда знаете, что ваш сын, который рядом с вами самый озорной и веселый ребенок, смотрит с экрана телевизора такими грустными глазами.

Гражданства у них пока нет, только собирают документы, которые нужны для его получения. Раньше на родине у Диловара был и бизнес, и свой дом, но все это он потерял в одночасье — в гражданскую войну таких, как он, были десятки тысяч.

Необходимые документы для оформления Лоика в школу начали собирать еще в июле. Оба родителя — продвинутые интернет-пользователи, что им сослужило хорошую службу и в этом деле.

— На Mos.ru все оформляется легко. Там в разделе «Образование» ребенка в школу можно оформить по месту жительства. Но там, оказывается, какие-то номера налогоплательщика  нужно указать, а их у меня нет — я же не гражданин, — объясняет Диловар, как и куда обращался со своей проблемой. — Потом был в ОСИП [Окружная служба информационной поддержки. — Прим. ред.]. Короче, это организация информационной поддержки, как аналог нашего гороно. Там нас зарегистрировали и уже на основании этого спросили, в какую именно школу мы хотим, и отправили в нее запрос. Мы оставили им адрес электронной почты. Туда и пишут.

Родители, будучи зарегистрированными по одному адресу, Лоика, когда он приехал, зарегистрировали по другому. А согласно правилам, как оказалось, хотя бы один из родителей должен быть зарегистрирован вместе с ребенком. Но и эту проблему они решили быстро. Единственный документ, выдачу которого они сейчас ждут, это медицинская справка, да и то дело времени, уверен Диловар.

Читайте также: На Кубке Памира в Москве проходят матчи плей-офф>>

— Вакцинация здесь и там разная. В Таджикистане прививка Манту делается один раз, а в России ежегодно. Вот записался в клинику на воскресенье. Там сделают прививку и через 72 часа после получения результатов оформят нам справку формы 26У для школы. Пока прививку не сделаем, в школу не примут. Вопрос времени и денег. Обойдется это нам тысяч в семь.

На Лоика у отца большие планы — он надеется, что сын сможет достойно продолжить дело его известного тезки, великого таджикского поэта XX века Лоика Шерали

— А сколько до этого успели потратить?

— Если ко всему подходить грамотно, то можно уложиться в 20 тысяч.

— И все?

— Ну еще каждый месяц по 3 тысячи - это на завтрак и обед. Еще на продленку отдадим. За это мы отдельно заплатим. Мы же работаем. А по соседству живет женщина, к которой мы и обратимся за помощью, чтобы она иногда забирала и отводила в школу. Конечно, за отдельную плату.

— А трудностей при приеме из-за того, что вы иностранцы, не было?

— Проблем с национальной принадлежностью нет. Они в основном возникают у необразованных людей, думаю. По крайней мере, я еще не сталкивался.

Отдельная статья расходов - школьные принадлежности. В отличие от других наших героев, Диловар с Маликой основные вещи решили закупить не в Москве, а в Таджикистане.

— Мы уже купили и тетради, и канцтовары здесь, но, оказывается, такие не подходят. Надо купить другие. Нам как раз фотографии сегодня на собрании показали, — рассказывает глава семейства о том, что обсуждали на первом родительском собрании, с которого он как раз и идет. — А вот одежду заказали в Таджикистане. Там и цены приемлемые, и качество хорошее. Вещи уже отправили, сегодня-завтра должны нам уже передать.

— У меня мама работает на рынке, продает вещи, — включается в разговор Малика, которая, по всей видимости, в основном и занималась школьной формой сына. — Вот мы и подумали, зачем в Москве покупать, когда одна детская сорочка здесь стоит 900 рублей, а там за эти же деньги можно купить несколько таких.


«75% детей мигрантов школьного возраста посещали школу, согласно опросу ЦМИ. Половина мигрантов–иностранцев оценивали отношение к их детям в школах нормальным, другая — не очень хорошим»


Русский язык, по словам Диловара, Лоик знает не очень хорошо, но уверен, что скоро и с этим проблем не будет. Сын для него вообще предмет гордости. Он еще задолго до своей женитьбы знал, как его назовет и почему.

— Сына я назвал в честь известного таджикского поэта Лоика Шерали, с которым лично был знаком, — с гордостью рассказывает глава семейства. — Очень надеюсь, что он будет похож на него и станет таким же умным и знаменитым.

Пока мы беседовали, сидя на скамейке детской площадки, Лоик, видимо, уже успел наиграться и подбежал к маме.

— Сынок, расскажи нам по-русски, как тебя зовут, как зовут твоих родителей, сколько человек живет в семье. — Мальчик ответил без запинки и практически без акцента.

— А где тебе больше нравится, в Таджикистане или в России?

— Там, где мама и папа.

Другие истории граждан Таджикистана в России читайте в сюжете>>