Дядя дома. Именно так переводится название проекта Makidoma («Макидома»), запущенного тремя двоюродными братьями из знаменитой семьи Назаровых, наиболее известный представитель которой, певец и композитор Далер Назаров, знаменит далеко за пределами Таджикистана. Все три участника признают огромное влияние своего знаменитого родственника на каждого по отдельности, но не на проект, который сами создатели называют «хулиганским, авантюрным и родившимся из шутки». Ироничные и шутливые композиции, очень разные, сразу же превратились в хиты, а каждая следующая становится предметом многочисленных репостов и обсуждений в соцсетях.

Главным «двигателем» проекта стал Парвиз Назаров — он живет и работает в Казахстане, но популярен во всех странах Центральной Азии, а также в России. Именно Парвиз делает финальные версии песен, монтирует клипы и занимается продвижением группы. В этом ему помогают два других участника проекта — его кузены Аброр Назаров, который только делает первые шаги в своей сольной карьере, и Гулмамад Назаров, до недавнего времени занимавшийся деятельностью, далекой от музыки.

Премьера проекта состоялась также чуть ли не в семейном кругу — на гала-концерте в Москве, посвященном празднованию Навруза, который собрал практически всех выступающих Назаровых: Далера и его сына Аброра, Парвиза и его сестру Ситору. В рамках шестичасового представления трое братьев спели свои первые «макидомовские» песни перед семитысячной аудиторией концертного зала «Россия» в «Лужниках».

Накануне концерта все три певца пришли в гости к порталу «Россия для всех» и впервые рассказали, как же на самом деле родился проект Makidoma, каких еще интригующих композиций ждать поклонникам и от чего приходится отказываться участникам ради группы. Как и положено на Востоке, чаще отвечал на вопросы старший, Парвиз, но и Гулмамад с Аброром не отставали.

 

Главный по цеху

— Не могу не спросить: каково влияние старшего Назарова, Далера, на ваше творчество?

— Безусловно, и не только влияние. Вообще весь кайф этого момента в том, что Далер воспитал всех нас. Я вообще-то по образованию художник-живописец, педагог. Я должен учить детей в школе рисовать. Музыка была моим хобби, и к ней меня привел именно Далер. В детстве, когда мне было лет пять-шесть, у него была большая музыкальная фонотека. В советские времена это было большой редкостью — иметь записи, диски всевозможных ансамблей, музыкантов, исполнителей. Он мне ставил, показывал, учил, что это хорошая музыка, а это — плохая. В шесть лет он выучил со мной одну джазовую композицию на барабанах. Он играл на рояле и пригласил своих музыкантов. Они пришли и слушали это произведение.

Он оказал большое влияние не только на меня, но и на Ситору, на Аброра...

— Почему же вы не начали свой творческий путь именно с группы Далера Назарова, как многие другие?

— Потому что Далер Назаров начал свой творческий путь довольно давно. Я был совсем маленьким тогда. Когда я вырос, они уже выпустили много альбомов, были популярными. Когда я учился в художественном училище, мы с другими ребятами создали свой ансамбль, и так получилось, что я сам продвигался, мне это нравилось. Я совсем не знал, что буду выступать на больших сценах, что мне потом будут платить за это гонорары, выпущу альбомы и в конце концов конкретно буду заниматься музыкой. Я совершенно об этом не задумывался.

— В самом начале вам помог Далер. Далее вы потянули за собой сестру Ситору. Сейчас работаете с Аброром. Это такая традиция в семье Назаровых - помогать друг другу? Или вы все-таки можете взять под свою опеку и других талантливых ребят?

— У нас были какие-то музыкальные проекты, но я их закрыл, потому что очень сложно заниматься и собой, и какими-то группами, тем более в которых много людей. То есть им нужно писать слова, музыку, аранжировки, снимать клипы. Для этого нужна большая команда, понимаете? И поэтому с этим как-то не сложилось.


«В детстве, когда Далер уходил куда-то, я тайком приходил в его студию, копался в синтезаторах, записывал какие-то дурацкие слова, что-то делал»


Далер за все это время воспитал столько прекрасных музыкантов! Все те, кто в его группе играли, играют и будут играть, воспитаны им. Неважно, бас он, соло-гитарист, флейтист, саксофонист, барабанщик — он воспитан Далером. Так сложилось. Видимо, роль у него такая по жизни, он — учитель. Не только учитель по музыке, а просто учитель, новатор по жизни. Он открывает всевозможные течения, соединяет разные музыкальные стили. Он столько сделал в этом направлении, что его труд вообще трудно оценить и представить.

— Как происходит процесс создания одной песни у вас? Как долго он продолжается?

— Не всегда одинаково, по-разному. Бывает, придут какие-то слова ночью. Благо у меня спальня и студия рядом и я могу, встав с кровати, быстро прибежать в студию и там сделать сразу аранжировку, записать голос. Бывает, на одну песню трачу два-три дня. Бывает, месяц.

У меня есть старая песня, 1997 года, — «Белые облака», для которой я придумал сначала проигрыш, и он лежал три месяца, потом к этому проигрышу придумал куплет, после уже припев, и только еще через месяца два пришли слова. Я считаю, это очень долго для песни. Бывает, захожу в студию и не хочу, но заставляю себя что-то делать. Хочу пойти полежать, фильм посмотреть, но знаю: мне надо это сделать. И вот когда себя заставляешь, вдохновение тебя находит, и ты не замечаешь, что уже в процессе.

— А своя студия оттого, что вы не доверяете такую работу никому? Или не хотите тратиться на другие студии?

— Мне самому нравится копаться в синтезаторах. В детстве, когда Далер уходил куда-то, я тайком приходил в его студию, которая находилась в подвале у бабушки. Так вот, я копался в его синтезаторах, записывал какие-то дурацкие слова на микрофон, что-то делал. Потом в определенный момент я записывался на разных студиях и платил, естественно, за это деньги, но в итоге получал материал, который не удовлетворял меня. Я понимал, что можно было сделать лучше.

Читайте также: Почему Далер Назаров не пишет песни и не готов быть гордостью нации>>

Вот я и решил сделать у себя дома небольшую студию, чтобы мне не тратить время, не ходить куда-то и не платить. Я изучил все эти плагины, программы. Аранжировкой я с детства занимался. В моей студии, кроме меня, никто не работает. То есть у меня нет там звукооператора, звукорежиссера. Я сам сажусь, делаю сначала музыку, аранжировку, пишу слова, все это записываю. Потом за другим столиком занимаюсь видео и там монтирую. Но я с удовольствием бы взял команду, которая бы это делала со мной, а может, и возьму каких-нибудь ребят молодых, которые бы это сделали, а я бы с удовольствием командовал. Это же здорово! (Смеется.)


«Песня "Белые облака" писалась полгода: сначала придумал проигрыш, через три месяца — куплет, после припев, и только через месяца два — слова»


Вот как режиссеры в кино. Везет им — почти по 200 человек на них работают. Я снимался в кино в главной роли. Команда была не очень большая, но все же восемь операторов, и режиссер смотрит по монитору и командует, кому куда идти. А потом все смотрят, говорят: «Слушай, какой ты хороший фильм сделал!» А это труд всех людей.

Может, у меня тоже такое будет когда-нибудь. Я мечтаю снять короткометражный документальный фильм. Мне это интересно. Зреет такой проект. Мы к этому идем и в ближайшем будущем сделаем что-нибудь интересное.

— А вот бывает, что совсем не хочется ничего делать, депрессия... У творческих людей это часто случается. Как справляетесь с этим?

— Да, депрессия — это вообще сложный период. У меня, например, много было депрессивных периодов в жизни, когда по одному году, по два я не мог ничего делать. Я боялся в студию заходить, думал, что у меня ничего не получится. Мне казалось, что все не то: аранжировки, музыка, голос... Все не так, какое-то копание в себе.

Знаете, как я от этого отходил? Я просто пошел в тренажерный зал. То есть переключился на другое, чтобы эта депрессия меня не поглотила полностью. В итоге я увлекся диетами. Одним словом, ушел в это на несколько лет и так спасся. Сейчас тоже бывает такое состояние, но так как есть опыт, то справляешься с этим.

 

Дядя дома

— Но именно после таких изнурительных копаний в себе как раз таки и выходят ваши хиты?

— Я рад, что иногда так получается. И с проектом Makidoma тоже так получилось. Какая-то у меня депрессия была. Мы с ребятами начали общаться по скайпу: один делал аккорды, другой над словами работал. В итоге мы за два месяца сделали материал. Потом я их пригласил в Алматы, мы встретились у меня в студии и за полтора месяца записали альбом из 13 песен. То есть сделали альбом под ключ и сняли девять клипов. На данный момент вышло три сингла, впереди еще шесть.

— Интересное название — Makidoma. Как оно возникло?

— Мы долго думали, как же назвать группу. В итоге придумали вот такое уютное, теплое название. Звучит по-домашнему, сразу представляется столик, мы вокруг него, чай — такая уютная атмосфера соответствует по ощущениям этому названию. Многие сразу, конечно, понимают, что оно означает. Каждый пусть по-своему понимает название — что ему ближе будет. В Японии, оказывается, есть такие суши — макидома. Еще есть куколки с таким названием. В Африке есть племя макидома. И вот недавно мы появились.

Смотрите фотоленту: Национальная одежда Таджикистана и прекрасные таджички>>

— Тематика этого музыкального проекта также отличается от ваших предыдущих произведений — несколько шутливая, хулиганская...

— Да, как нам ребята говорят — приколисты. Но там есть и серьезные вещи. Вот третий сингл — «Моя любимая» — о любви. Мы его подарили всем женщинам планеты. Эта песня серьезная, там нет никакого прикола. Мы специально этот альбом сделали разным, чтобы люди не привыкли к какому-то определенному нашему образу.

— А почему группа именно из трех человек и именно Аброр и Гулмамад вошли в нее?

— Гулмамад мой двоюродный братишка. С юности, с 16-17 лет еще находился со мной, гастролировали вместе, ездил как музыкант. Он в душе всегда был музыкантом, хотя после этого многие годы работал совсем в другой сфере. Но всегда мечтал записать альбом, выйти на сцену, спеть. И вот это произошло. Аброр тоже зрелый музыкант, великолепный гитарист, в нашей стране один из лучших. У него есть свой стиль игры на гитаре. Теперь он выпустил новый альбом как музыкант, я помогал ему в записи альбома. Очень хороший, красивый сольный альбом, который, кстати, вышел сразу после выпуска Makidoma. Вот таким образом решил взять Гулика и Аброра, да и они тоже не против были.


«Мы долго думали, как же назвать группу. В итоге придумали вот такое уютное, теплое название. Звучит по-домашнему...»


— Аброр, как вы восприняли идею подключиться к проекту?

— Это, конечно, неожиданно. Помню, мы сидели дома, в Калининграде, и разговаривали с Парвизом по скайпу. Во время беседы шутили, прикалывались и, не останавливаясь на одном слове, Гулик предлагает написать на эту тему песню. Мы удивились, потому что до этого как-то не обращали внимания на это слово, никто бы не догадался превратить это слово в целую песню.

Парвиз: Слово «шиткаре» — «противный».

Аброр: Да. И вот мы начали работать. Мехриша, жена Гулмамада, нам чай приносила и тоже свои слова добавляла. Мы это все соединили, и вот так, шутя, все и началось. Главное в этой истории, что мы собрались и соприкоснулись друг с другом. А с другой стороны, музыка, как папа говорит, просто повод, чтобы попить чаю вместе.

Читайте также: Таджичка поразила жюри шоу «Голос» в Голландии. Видео>>

Парвиз очень умело может вытягивать то, что у тебя внутри, о чем ты не догадываешься. Это дар. Когда все это создавалось, писалось, мы уставшие ложились спать. Бывало, в день мы где-то два-три часа спали, иногда вообще не спали. Клипы вообще снимали в 45-градусную жару.

— Меняли имидж себе...

— Да, это большая работа. Ты втягиваешься в нее полностью. Все происходило очень быстро. Я с такой скоростью впервые в жизни работал.

— А в блондина легко перекрасились для клипа? Волосы не жалко было?

— Нет, абсолютно. Парвиз всегда менял стиль, экспериментировал с внешностью, и мне это нравилось. Я потом еще посмотрел фильм «Ахиллес», где у Брэда Питта волосы перекрашены. Я подумал: надо мне тоже перекраситься. И так совпало, что в этом клипе я поменял цвет волос, а после вернул свой натуральный цвет.


«С другой стороны, музыка, как папа говорит, просто повод, чтобы попить чаю вместе...»


Опыт во время этих съемок был мощнейший. Мне очень все понравилось. Все наши близкие, родные болели за нас. Этим самым они придавали нам огромную силу, уверенность. Мы чувствовали усталость только тогда, когда заканчивали петь. Если хотели прослушать результат, Парвиз говорил: сейчас ложимся спать, а прослушаем песню только завтра...

Парвиз: А утром опять записываем другую песню, на следующий день — другую, потом возвращаемся к предыдущей — там, где нужно гитару прописать...

Аброр: А информации столько, что я уже забываю, что я там играл, как играл, какие аккорды...

Смотрите видео: Песня про Душанбе довела участника шоу «Главная сцена» до финала>>

— Гулмамад, Парвиз и Аброр, по сути, занимались своим делом, а для вас это было хобби. Не мешал весь этот процесс вашей основной работе?

— Нет, на тот момент не мешал. Как раз произошло правильное стечение обстоятельств, и я подумал, что не могу не воспользоваться возможностью поучаствовать в таком амбициозном и отчасти авантюрном проекте. Очень попахивало какой-то авантюрой. (Смеются.) Я по натуре немножко скептик, и, пока не сел в самолет, который летел в Алматы, не верил до конца, что сделаем это.

— А на тот момент вы где жили?

— В Калининграде. И сейчас там живу.


«Подумал, что не могу не воспользоваться возможностью поучаствовать в таком амбициозном и отчасти авантюрном проекте. Очень попахивало какой-то авантюрой»


— Основная деятельность с чем связана?

— Основная работа была связана с международными организациями.

— После записи песен альбома, наверное, основной работой уже останется музыка?

— Я понял, что этот процесс требует много времени и, чтобы догнать какие-то параметры, мне нужно еще много узнавать и работать над собой, чтобы мы были на одной волне с группой.

— Ваш голос, тембр очень хорошо вписался в это трио. Парвиз, вы, наверное, это заранее продумывали?

— Да, но еще играет роль, что мы родственники, вместе росли, в наших жилах течет одна кровь. Я к тому, что мы уже изначально совпадаем друг с другом. Это не так: какой-нибудь продюсер собирает бойз-бенд, разных ребят, которые привыкают друг к другу. Даже если бы у него был другой голос, он бы тоже совпадал, потому что мы уже столько лет знаем друг друга. И здо́рово, что вы говорите «его голос хорошо вписывается», нам очень важно мнение слушателя.

Читать продолжение>>

###

<<Продолжение. Перейти в начало

 

Инь и ян

— У всех известных людей, особенно творческих, есть сходство: в их жизни присутствует человек, который обеспечивает комфорт, чтобы ничто не тревожило и не беспокоило... В вашем случае кто помогает не отвлекаться от творчества?

— Это очень важный момент, потому что, если этого не будет, творчеством заниматься очень сложно, так как придется заниматься еще другими проблемами, которые на себя берет этот человек и ими занимается. В моей жизни это моя жена Алия. Она сама продюсер, телевизионщик со стажем — около 30 лет в этой сфере, и к тому же она прекрасная мама троих детей. И весь быт на ней — как заплатить за электричество, как платить налоги за дом, машину... Я этого ничего не знаю, только приношу деньги и отдаю все ей.

— Себе ничего не оставляете?

— Если мне нужно, я у нее беру. Но они мне не нужны. В общем, всем она занимается, и спасибо ей за это. Мы записывали песни из альбома Makidoma в моем доме. У меня трехэтажный дом, и на третьем этаже у меня студия — мы там все это записывали. Моя жена во время обеда кричит нам с первого этажа: «Ребята, кушать!» — мы спускаемся, а там прекрасный обед. И каждый день новые блюда — такое разнообразие...

— Каково это, когда супруги занимаются одним делом и постоянно бывают рядом? Влияет на личную жизнь? Усложняет или же, наоборот, укрепляет отношения это?

— Это уже совершенно другая линия, что мы и дома, и на работе вместе. Я считаю, для того чтобы семья была крепкой и чувства не угасали между супругами, нужны какие-то командировки на несколько дней. Вот я сейчас в Москве, а она там, дома, уже скучает. Я приеду, и мы вновь обнимемся. Такие моменты нужны. Постоянно находиться вместе тяжело не только для мужа с женой, но и для обычных людей. Почему все группы распадаются? «Битлз», к примеру? Потому что невозможно постоянно находиться друг с другом. Нужно отдыхать друг от друга иногда.

Читайте также: Мигранты в Москве издали альбом с таджикскими народными песнями>>

— Вы довольно-таки известный артист, и от поклонниц, наверное, отбоя нет. Не надоедают? Как к ним относится супруга? Не ревнует?

— Вы знаете, у меня, слава богу, культурные, деликатные поклонники. Если где-то меня видят, просто хотят сфотографироваться или просто попросят, чтобы пожелание им какое-нибудь написал. Я это с удовольствием делаю. Они себя ведут великолепно и всегда вели хорошо. У меня не было сумасшедших каких-то фанаток, которые караулили меня, рвали на себе майки. Может, у меня такая музыка или я себя так веду, что каких-то проблем с фанатками у меня никогда не было. Были какие-то единичные случаи, когда звонили домой, что-то говорили. Жена расстраивалась, ревновала. Но это было, наверное, лет 25 назад.

— Сколько лет вы в браке?

— Очень много. Больше 20 лет.

— Ваши дети хотят пойти по вашим стопам? И хотели бы вы этого?

— Им нравится музыка, нравится ездить со мной на гастроли, выступать на сцене. В пяти-шести клипах, кстати, оператором была моя дочка Нисо, ей сейчас 20 лет. Мы даже ездили в тропики, в Китай. Пять дней там снимали, в джунглях. Нисо была моим первым оператором. А вторым оператором был мой сын Тимур. Он уже взрослый, ему 27 лет сейчас. Сын очень высокого роста, и я его называю «кран»: он так двигается, что, когда потом смотришь видео, кажется, будто кран работал.

В общем, я им прививаю любовь к музыке. Они получают от этого удовольствие. Младшей дочке Гесу 11 лет. Очень давно, наверное, 5 тыс. лет назад, в Персии была знаменитая певица Гесу. Она была очень популярна. Вот дочка говорит, что будет певицей, она к этому идет, стремится. На YouTube у нее канал есть. Она блогер, снимается, делает какие-то обзоры. Творческое начало у нее есть, и голос у нее довольно-таки интересный.

— Вы поддержите ее?

— Поддержу, конечно. Но даже если дети не музыкой будут заниматься, а чем-то другим, я в любом случае поддержу их выбор.

— Где любите отдыхать с семьей? В каких странах?

— Мне очень нравится Китай — уникальная страна. Дубай привлекателен своим удобством, красотой и гламуром. Индия — это вообще другой мир, другое измерение. Вот эти страны мне нравятся.

 

Как покорялась степь

— Не было предложений из Америки или России продолжить творчество в этих странах?

— Были — на заре творчества, когда у нас была группа «Парвин» из пяти человек. Это было в 1991-1992 годах. У нас было много предложений, от того же Дидье Маруани из группы Space. У них был этнический театр во Франции, и нас приглашали там работать и выступать. Но к сожалению, из-за известных событий (Гражданская война в Таджикистане. — Прим. ред.) наша группа распалась, все уехали в разные стороны. Тогда же, в 1992 году, было хорошее предложение из России, но не сложилось. Жалко, что не получилось, но, может, и хорошо, ведь тогда бы не было группы Makidoma.

Читайте также: О том, как таджик-сантехник взял главную театральную премию РФ>>


«...Играет роль, что мы родственники, вместе росли, в наших жилах течет одна кровь»


— Тем не менее в Казахстане вы себя нашли. Теперь вы популярный певец и известная личность. Трудно было добиться этого?

— Нет, не было сложно. Казахстан чем-то похож на Таджикистан — менталитет, люди, гостеприимство, любовь, доброта... В Казахстане, как и в России, живут люди разных национальностей, поэтому им понравилось то, что я делаю. Это же из Казахстана пошло. Потом уже меня начали узнавать в Таджикистане и во многих российских городах.

— Вы рассказывали, что любите сами вкусно поесть, супруга балует вас разнообразными блюдами. Но вы и очень хорошо выглядите и очень сильно отличаетесь от Парвиза Назарова 1990-х годов. Как вам удалось этого достичь?

— Да, в те времена я весил где-то 120 кг. Когда я приезжал к сестренке — а она жила на пятом этаже, — я поднимался к ней, и у меня была отдышка. Хотя мне было лет 26-27. Шнуровать ботинки мне было сложно. У меня был живот, хороший подбородочек. Но я не обращал на это внимания, был свободен от всех предрассудков, я просто наслаждался музыкой. Я тогда еще очень любил пить пиво, мог спокойно три-четыре бокала выпить за раз.

Однажды в какой-то газете написали, что Парвиз Назаров выкатился на сцену как колобок. На меня это так сильно подействовало! Я начал думать о своем весе. У меня началась депрессия. Я почти на несколько лет исчез со сцены, начал заниматься фитнесом, поставил себе цель, что выпущу клип, где разденусь по пояс, и у меня будет фигура с кубиками и бицепсами, и чтобы те сказали: «Ух ты! Зря мы так о нем». Я не пропускал ни одного дня, изучил диеты, целый год вел рубрику для беременных в журнале «Лиза» — как восстанавливаться после беременности. Я так хорошо эти диеты изучил, ушел в это с головой.

Читайте также: Жёны таджикских мигрантов о России и о том, как живут без мужей>>

— А есть реальная диета, которая работает? Диета от Парвиза Назарова, скажем так?

— Их очень много. У меня они менялись еще, поскольку я занимался очень тяжело, я принимал спортивное питание — белки, креатин, который увеличивает выносливость. Сократил соль в своем рационе, потому что соль держит воду, а когда воды много в организме, вы кажетесь больше. Большинство думает, что это жир, а это на самом деле вода. Если ее выгнать, жира там не будет.


«В какой-то газете написали, что Парвиз Назаров выкатился на сцену как колобок. На меня это так сильно подействовало! ...У меня началась депрессия»


— Есть продукты, от которых вы полностью отказались?

— Я не ем говядину, баранину, конину, свинину. Ем только курицу, рыбу и морепродукты. Почти не ем жареное. От сладкого я не могу отказаться, я так его люблю. Пока работали над проектом Makidoma, столько сладкого съели. Ребята тоже очень любят сладости. От сладкого сильно поправляешься, но от него я не могу отказаться. Сейчас почти не держу диету, только жареное не ем, майонез и сливочное масло не ем. Ну может, они в каких-то тортиках есть... (Смеется.)

— А услугами косметолога пользуетесь?

— Нет, услугами косметологов я не пользуюсь. У меня несколько упражнений. Я с утра занимаюсь йогой, дыхательной гимнастикой — бодифлексом. Есть упражнение — вакуум для живота. Очень полезное. К косметологу пока не хожу, но, может, в скором времени понадобится — года все-таки идут. (Смеется.)

 

Три брата–акробата

— Помимо проекта Makidoma над чем еще будете работать?

— Проект Makidoma забирает очень много сил и энергии, поскольку его продвижением и реализацией я один занимаюсь. Своим сольным заниматься уже не остается сил. Еще несколько месяцев назад вышло три мультфильма, которые мы дублировали. Это идея нашего брата, актера Фируза Сабзалиева, мужа моей сестренки Роксаны. Он сейчас в Алматы. У них родилась дочка. В дубляже одного мультика — «Жил-был пес» — участвовал, кстати, Аброр. Мы его дублировали на памирском языке.

Читайте также: Как таджик–грузчик возвращает миллионы забывчивым посетителям>>

— Вы рассказывали, что скоро выйдет еще один ваш клип в рамках проекта Makidoma — про памирского космонавта...

— Да, мы уже сняли этот клип. Аброр сыграл космонавта, которого выбрали из двух тысяч человек. И он улетел в космос, подальше от своей любви, которая разрывала его сердце на мелкие кусочки. Оттуда, из космоса, в скафандре он поет: «Я так любил тебя, это все из-за тебя». Тоже, думаю, интересно будет нашим поклонникам.


«Никогда не надо к музыке относиться серьезно. Когда будешь ее серьезно делать, она у тебя уже не получится»


— Конец хоть будет счастливым? Возлюбленные воссоединятся?

— К сожалению, он улетит туда в 22 года на 40 лет. Когда вернется, им уже будет за 60, у нее уже дети. Это чувство сгорит в нем.

— Все-таки еще раз убеждаюсь, что идея этого проекта хулиганистая и инициатором всего этого являетесь скорее вы...

— Мы вообще хулиганы. Похулиганили и записали этот альбом. Это же как игра. Когда интересно играть в игру, ты добиваешься результата, проходишь все уровни. Так и в музыке. Она интересна тогда, когда ты ее делаешь от души, качественно и вкладываешь частичку своего сердца. Никогда не надо к музыке относиться серьезно. Когда будешь ее серьезно делать, она у тебя уже не получится. На себе убедился.

— После московского гала-концерта где еще планируете выступить?

— Планируем выступить с проектом Makidoma в Таджикистане. Наш брат, друг, представитель проекта Makidoma в Таджикистане Анис Шабдолов сейчас занимается организационными моментами. Думаю, в скором времени сможем презентовать свой альбом и там.

Смотрите видео: «Квартирник» группы «Шамс» — Мы не рвались стать звездами>>


Справка

Парвиз Назаров родился в 1971 году в Москве. Жил и вырос в Душанбе. Племянник Далера Назарова и внук министра культуры Таджикской ССР 1970-х годов Мехрубона Назарова.
По образованию художник-живописец. Трудовую деятельность начал на киностудии «Таджикфильм», где два года проработал художником-мультипликатором. С 1987 года начал серьезно заниматься музыкой сначала в составе группы «Адвокат», а потом - «Парвин». В 1993 году, в период гражданской войны в Таджикистане, переехал жить в Казахстан. В 1994-1996 гг. выступал в дуэте с сестрой певицей Ситорой Назаровой. С 1996 года занят сольной карьерой, хотя все также часто поет  дуэтом с сестрой, а также своим двоюродным братом Аброром Назаровым (сыном Далера).
Широкую популярность певцу принесли песни «Еду на юг», «Белые облака», «Крестная мать», «Лети», «Чарх бизан» и другие.  На данный момент занят музыкальным проектом Makidoma. В состав группы помимо него вошли его двоюродные братья Аброр и Гулмамад Назаровы.