Но атмосфера разряжается уже после его первых слов: за суровой внешностью скрывается вполне общительная и компанейская (а главное — совсем не суровая) личность Фаридуншо Рахматуллоева — актера, приехавшего 10 лет назад покорять российский кинематограф.

Играет он, конечно, благодаря своему типажу в основном негативных персонажей — моджахедов, бандитов. Нередко из-за этого приходится страдать и в реальной жизни: некоторые зрители, оскорбленные его персонажем в каком-нибудь фильме, через соцсети вызывают его на разборки, чтобы выяснить отношения.

Как живется таджику в российской киноиндустрии, почему молодежи сегодня трудно начинать кинокарьеру и что нужно сделать, чтобы попасть на большой экран в РФ, Фаридуншо Рахматуллоев рассказал в эксклюзивном интервью интернет-порталу «Россия для всех».

— Как получилось, что вы стали актером и смогли пробиться в кинематограф России?

— В 2006 году я, как многие граждане Таджикистана, решил выехать в Россию, но с конкретной целью — работать по профессии, в киноиндустрии. Когда только приехал, было сложно, конечно, но я начал налаживать связи. Первым делом позвонил Рушту Руштову, которого я знал заочно. Он тогда был гендиректором кинокомпании «Высь». Вместе с Бахтиёром Худойназаровым они делали кино. Очень хорошее кино. Когда я позвонил Руштову, он сказал, что пока никаких проектов нет, но если будут, обязательно сообщит.

Весной 2007 года, я, будучи в Душанбе, позвонил Руштову снова. В этот раз он обрадовал меня, сказав, что скоро начнутся съемки одного фильма, где я тоже буду задействован. Конечно, очень обрадовался. Взял билет, прилетел, и меня с московского аэропорта сразу отправили в Баку. Там снимали фильм «Оружие», и я должен был работать на плейбэке в режиссерской группе — это когда записывается материал, режиссеру нужны конкретные кадры, и ты знаешь, где какой находится.

Саёра Сафари: В общежитии думали, я ведьма и молюсь каким-то богам

 

Кавказец и азиат — но всегда плохой

— То есть вас взяли не актером?

— Да. Но когда начали готовиться к съемкам, художник-постановщик и режиссер искали еще одного героя на отрицательную роль. Когда увидели меня, спросили, могу ли сыграть. Я ответил, что вообще-то я актер. И так я получил первую роль. Я работал на плейбэке, а когда снимали мои сцены, выходил и играл.

Во время этих съемок я познакомился с очень известным российским актером Константином Лавроненко. Он тоже снимался в этом фильме. Мы с ним разговорились, он предложил дать ему пару моих фотографий для другого фильма, который тогда должны были снимать. Я, недолго думая, отдал свои фотографии, и через пару дней мне звонят и вызывают на кастинг фильма «Новая Земля». Я кастинг прошел, меня утвердили на роль одноглазого чеченца.

Сценарий фильма был жесткий, о будущем, где смертная казнь во всем мире отменена и заключенных, приговоренных к смерти, отправляют на отдельный остров, выдают одежду и еду, предлагают начать новую жизнь. Но поселенцы начинают жить по закону «последний — мертвый».

— Не трудно после таких жестких, тяжелых ролей возвращаться к привычной жизни?

— Поначалу было непривычно, потому что вроде в обычной жизни я совсем другой, а тут нужно войти в образ плохого человека. Но в этой жизни мы все видели — и добрых, и злых людей. Поэтому все эти негативные моменты я собрал в один образ, который должен был выстрелить точно в цель. На сегодняшний день из 30 работ только в одной сыграл положительного героя.

— А сами кого хотели бы сыграть?

— Честно скажу, еще в детстве, когда был в садике, мечтал стать актером и хотел почему-то сыграть пирата (смеется). Сыграл пока всех, кроме пиратов. Хотел бы, конечно, сыграть какого-то положительного героя, персонажа. Еще хотелось бы сняться в каком-нибудь библейском фильме.

— Работа каких режиссеров вам близка? У кого хотели бы сняться?

— Я очень ценил работы Сергея Говорухина, царство ему небесное. Успел с ним поработать в фильме «Никто, кроме нас» про жизнь военного корреспондента. Сыграл командира. Я для себя определил, что этот режиссер — человек слова, настоящий мужик. Сказал — сделал. Таких, как Говорухин, сейчас мало. Жаль, что они уходят так рано.

— А в Таджикистан зовут на съемки?

— Два года назад, в 2014 году, наш очень хороший друг, директор киностудии [«Таджикфильм»] Носир Саидов, профессионал своего дела, пригласил меня в свой фильм «Муаллим» («Учитель»). Там была история, что мой герой возвращается из тюрьмы, а отца уже нет в живых. Марата Арипова, который сыграл моего отца, я знаю давно. Он был другом моего покойного папы, и у нас очень хорошие воспоминания, разговоры. Я много чему у него учусь, прислушиваюсь к его советам.

 

Из Душанбе в Москву и обратно

— Помимо вас в семье еще кто-то связал свою жизнь с кино?

— Папа у меня историк, мама портниха. В детстве она все мои задумки по части одежды, чего бы я ни хотел, воплощала в реальность. Какие бы брюки или шорты я ни просил, она шила их мне сама. Когда папы не стало, в 2005 году, я как самый старший в семье решил поехать в Россию. У меня еще сестра и братишка…

Стахановская бригада товарища Абдукаримова возводит первую чайхану на Урале, строящуюся для досуга трудармейцев из Малой (Центральной) Азии
«Солдаты без оружия». Как выживали таджикские трудармейцы в годы войны

— В фильме «Сон обезьяны» Руми Шоазимова главную мужскую роль, если не ошибаюсь, сыграл как раз таки ваш брат…

— Да, Сиёвуш, он только начал сниматься. Он вообще в другом направлении работает, но так как парень он фактурный и видный, то его пригласили в этот фильм.

— Как супруга относится к вашей актерской деятельности?

— Моя супруга Фарангис Хаджаева медик по образованию, старший преподаватель кафедры фармакологии таджикского медуниверситета. Она очень хорошо относится к моей работе, всегда поддерживает. Ей не нужно ничего объяснять, она все видит и понимает и всегда в меня верит.

— А дети не пошли по вашим стопам?

— У меня двое сыновей. Старший, Джавхаршо, учится в Душанбе в Технологическом университете, а младший, Тахмурас, пошел по моим стопам. Он поступил во ВГИК. Сейчас учится на первом курсе.

Два года назад, когда Тахмурас, будучи еще школьником, приехал ко мне на каникулы в Москву, здесь проходил кастинг на роль юноши-афганца в фильме «Вернуть любой ценой». Я сказал ему, он подготовился, выучил текст, перевел его даже на фарси. Когда режиссер услышал его, сразу утвердил на главную роль. Это российский фильм, и скоро он должен выйти. Сыну понравилось работать в кино. И вот сейчас учится на продюсера.

— При поступлении никаких трудностей не было, ведь желающих учится во ВГИКе и среди россиян хватает?

— Трудности были, но он знал о кино уже кое-что. Он много читал. Потом я ему советы давал. Рушт Руштов ему помогал. Сейчас он единственный таджикистанец в своей группе. Все москвичи, а он единственный иностранец.

— Ваша бабушка Буринисо Бердиева была одним из видных деятелей Таджикистана. Расскажите о ней.

— Про бабушку Буринисо, папину маму, можно рассказывать часами. Она была очень сильной женщиной, волевой. Ее все боялись не только дома, но и на работе. Даже самые видные чиновники и деятели страны при ее появлении стояли по стойке смирно. Потому что она всегда прямо говорила о недостатках властей. Благодаря своему остроумию, бесстрашию она имела огромный авторитет в стране. Более 20 лет руководила партийной газетой «Маориф ва Маданият» («Просвещение и культура». — Перев.). Она была настоящим патриотом. Именно благодаря этому качеству смогла возродить празднование Навруза в Таджикистане, который в советское время отмечали негласно.

Не менее известной личностью был и мой дедушка по материнской линии Мастибек Тошмухамедов — первый генерал республики Таджикистан. Несмотря на многочисленные ранения, он прошел всю Великую Отечественную войну. После войны дедушка Мастибек продолжил военную и политическую деятельность. В этом году мне посчастливилось участвовать в акции «Бессмертный полк» в Москве. С гордостью нес фотографию дедушки Мастибека Тошмухамедова.

— Вы сейчас живете на две страны?

Участники проекта Makidoma Гулмамад, Парвиз и Аброр Назаровы (слева на право): Мы вообще хулиганы. Похулиганили и записали диск
Назаровы о Makidoma: Мы вообще хулиганы. Похулиганили и записали диск

— Пока да. Но если честно, мне интереснее жить и работать здесь, в России. Потому что это мне ближе. Работа в кино здесь намного интереснее и лучше чем, к сожалению, на родине. Супруга со старшим сыном и дочкой живут в Душанбе.

— У вас еще дочка есть?

— Да, у меня есть маленькая дочка, ей четыре с половиной годика. Ее зовут Гурдофарид. Планирую их всех в скором будущем забрать сюда.

— Вы до сих пор не являетесь гражданином России, только оформляете гражданство. Ваши работы в кино как-то помогают в этом?

— Закон есть закон, и перед ним мы все равны. Все процедуры, которые нужно проходить, все проходят одинаково. Я подал документы по упрощенной программе как носитель русского языка.

Таджик — это интересно

— Таджикистанцу трудно было пробиваться в российский кинематограф?

— Ну, во-первых, беда населения современного Таджикистана в том, что многие в совершенстве не знают [русского] языка, и это большой минус. Мы жили во времена Советского Союза и даже во дворе говорили на русском языке. А у тех, кто после гражданской войны вырос, уже такой практики не было. Русскоязычное население выехало, они не общались, не говорили на русском. Но за последние годы ситуация стала лучше, люди учат язык, разговаривают уже лучше.

Когда сюда приезжают, выделяются и своим поведением. Я при любой возможности нашим ребятам, молодому поколению, говорю, чтобы вели себя достойно, не позорили наш народ. Говорю, что, если сюда приехали, будьте добры ходить с поднятой головой и показывать всегда свою культуру. И везде подчеркиваю, что я таджик, даже на киносъемках это сразу говорю.

Со шпателем в театр. О таджике-сантехнике, получившем «Золотую маску»

— И какая реакция?

— Конечно, интересно становится. Они видят там таджиков немножко других. А потом, когда я с ними общаюсь, некоторым, шутя, задаю такой вопрос: «Вот я знаю свой язык и литературу и знаю ваш язык и литературу, историю и культуру, а вы чем можете похвастаться?» (Смеется.)

— А отношение режиссеров какое?

— С режиссерами мне легко. Пытаюсь сразу определить и понять для себя, что от меня они хотят. Конечно, режиссеры разные бывают. Но хороший режиссер всегда дает карт-бланш. Дает тебе сцену и говорит «играй», дает полную свободу — как захочешь, так и играешь. Есть и такие, которые скажут: нет, ты должен дойти досюда, посмотреть туда-то и сказать именно вот этот текст на этом месте. Это труднее, но пока справляюсь.

Неблагодарная работа

— Какой фильм принес вам успех, известность?

— «Тихая застава» (реж. С.Маховиков, 2010 г.). Мне там очень помог Раджаб Хусейнов наш актер, великий мастер, потрясающий человек. Когда обсуждали мою роль, режиссер картины рассказал мне, что нужен еще старик. Я, недолго думая, показал фотографию Раджаба Хусейнова. Когда режиссер увидел его, воскликнул: «Вот он, кого я ищу!» Его пригласили, он приехал. А для меня первый раз сыграть главную роль было волнительно. Раджаб-ака меня очень поддерживал, давал ценные профессиональные советы, раскрывал киношные секреты. Фильм снимали в 2009 году, а премьера состоялась в 2011 году. Его постоянно показывают на День пограничника.

— В скольких картинах успели сняться за десять лет?

— За этот период снялся уже в более 30 фильмах. Сыграл в фильмах «Тихая застава», «Золотой запас», «Оружие», «Новая земля», «Последние римляне». После завершения съемок последней картины в Мальте мы вернулись в Москву через Италию. Остановились там на неделю, чтобы город посмотреть. Вышли с ребятами, гуляем, а я тогда был с бородой с длинными кудрявыми волосами. И тут ко мне подходит местная жительница и что-то спрашивает на итальянском. Я ей отвечаю на английском, что не понимаю ее, и смотрю на нашу переводчицу. Вдруг эта женщина что-то бурно и грозно, в свойственной итальянкам манере говорит и уходит прочь. Переводчица, посмеявшись, рассказывает, что она не поверила мне, и сильно обиделась, что я выдаю себя за иностранца. Вот так, итальянцы меня приняли за своего.

— Сейчас над чем работаете?

— Занят в двух проектах. Один уже завершен, рабочее название картины «Оперетта», снята на киностудии им. Горького Александром Россом. Также снимаюсь в российско-китайском проекте, картина о 1990-х годах в России. Играю рэкетира.

— Не устали от таких негативных ролей?

— Я привык уже. Но с удовольствием сыграл бы и положительного героя, мне это будет приятно.

— Ваша внешность — длинные волосы, борода — это часть профессии, имидж или вам так нравится?

— Да, скорее часть профессии. Вот, к примеру, китайская сторона меня попросила пока оставить все так. Когда съемки закончатся, наверное, постригусь.

— Бывают моменты, когда сожалеете, что стали актером?

— Когда учились, нам Михаил Андреевич Глузский говорил, что профессия актера неблагодарная, что мы зря ее выбрали. Призывал одуматься, пока не поздно. С годами понимаешь, что где-то он был прав. Но в этой профессии всегда успеха добивается сильнейший. Тот, кто упорен и настырен, всегда работает над собой, идет вперед, набирается опыта.

О таджикском кино

— Чего не хватает для развития кинематографа в Таджикистане?

— Капиталовложений. Нужны деньги и техника. Чтобы снять хороший фильм, который вышел бы в широкие массы и по всему миру, нужно порядка 1,5-2 млн долларов. Но, к сожалению, таких денег пока в стране нет. Раньше, в советские времена, по заказу Гостелерадио СССР это все финансировалось, и была работа, на все это выдавались деньги, а сейчас-то нет этого.

— Много в российском кино выходцев из Таджикистана?

Режиссёр Бахтиёр Худойназаров и актёр Андрей Панин на съемках сериала «Гетеры майора Соколова» (2014 г.)
Бахтиёр Худойназаров: от «Братана» до «Гетер»

— Да. Например, мои сокурсники Самад Мансуров, Фархад Махмудов, Фируз Сабзалиев, Умед Мирзоширинов, Далер Маджидов, с которым мы до сих пор дружим, встречаемся, когда выдается такая возможность.

— У Бахтиёра Худойназарова не успели сняться?

— У него не успел. Я работал с ним над фильмом «Оружие», который он продюсировал. Он приезжал на съемки, когда были сложные сцены, всегда помогал. Работал с ним еще над фильмом «В ожидании моря» — не как актер, а как помощник. Он всегда будет в наших сердцах.

— Из российских актеров с кем-то поддерживаете тесные отношения?

— У меня очень хорошие отношения сложились с Константином Лавроненко, Сергеем Маховиковым, братьями Чадовыми, Сергеем Пускепалисом. Их на самом деле очень много. Я в каждом фильме с кем-то работаю. Соответственно, общаемся, но с самого начала я ближе всех подружился с Сергеем Маховиковым и Константином Лавроненко.

— Помимо работы в кино вы и спортом занимаетесь — футболом. Как находите время?

— Футбол я люблю с детства. Да и для поддержания формы мне помогает. Здесь, в Москве, мы с товарищами — Анзором Назархудоевым и другими ребятами — организовывали турниры с участием нашей молодежи. Я в этом деле выступал как режиссер, вносил что-то новое. Задачей было привлечь молодежь, чтобы не ходили где-то без дела и пиво пили, а занимались спортом. Слава богу, сейчас приходят, играют — и в волейбол, и в футбол. Сами тоже играем. Хотим организовать турнир среди ветеранов, кому за сорок, из пяти-шести команд. А в основном все для молодежи.

— Что можете посоветовать как человек, уже добившийся определенных успехов, молодым ребятам, которые приезжают из Таджикистана покорять российский кинематограф?

Далер Назаров: Музыка не должна мешать понять смысл, заложенный поэтом

— Я бы посоветовал, чтобы ребенка сейчас воспитывали с пеленок, то есть максимально всему учили, чтобы знал свою историю, культуру, язык, изучал иностранные языки, и желательно два. Русский само собой должен учить. И при желании еще английский. Сюда приезжать с хорошими манерами. Если, к примеру, упал человек, пусть подаст сразу руку, пусть поднимет. Увидят это хотя бы три человека, скажут: «Молодец, помог». Вдруг кто-то спросит: «Сынок, ты откуда?» Услышит, что таджик, и отношение уже другое, положительное. Очень хочу, чтобы мой народ никогда не опускался, всегда ходил с поднятой головой.

Справка:

Фаридуншо Рахматуллоев — российско-таджикский киноактер. Родился 2 июля 1971 года в Душанбе. В 1993 году окончил актерское отделение ВГИКа (курс Михаила Глузского). В 2000 году окончил режиссерское отделение Таджикского государственного института искусств. Снялся в более чем 30 российских фильмах: «Оружие», «Никто, кроме нас», «Золотой запас», «Законы улиц», «Новые римляне», «Турецкий транзит», «Французский шпион», «Тихая застава», «Новая Земля», «Джосус» и других. Увлекается футболом, болеет за итальянский «Ювентус».

Беседовала Манижа Душанбиева