Успехи таджикского футбола последних лет связаны с Мубином Эргашевым. Именно под его руководством главный клуб страны, «Истиклол», в 2015 году стал вице-чемпионом второго по значимости турнира континента — Кубка АФК, тогда как до этого ни одна таджикская команда не могла дойти даже до плей-офф. На волне успеха его пригласили совмещать пост главного тренера и в национальную сборную. Но год спустя после неудач сборной он слег с сердечным приступом, а тем временем его клуб не смог даже приблизиться к прошлогоднему успеху в новом сезоне Кубка АФК. В итоге он ушел из обеих команд.

О том, каковы настоящие причины отставки, в каком состоянии находится таджикский футбол, чем он занимался весь сезон и куда может уйти работать, Мубин Эргашев рассказал интернет-порталу «Россия для всех».

 

Деньги решают многое

— Давайте начнем с таджикской лиги. Как вы оцениваете ее уровень, состояние, перспективы?

— Если говорить о тренерах, то у нас каждый год проводятся семинары, приезжают представители АФК (Азиатской футбольной конфедерации), ФИФА (Международной футбольной федерации), проходит лицензирование… Кстати, в прошлые годы тренеры сами оплачивали обучение или, если работали в какой-нибудь команде, это делал за них клуб, а с этого года федерация все расходы взяла на себя. Это большой плюс для тренеров.

© ФФТ
Главный тренер футбольного клуба «Истиклол» Мубин Эргашев на матче против туркменского «Ахала» в рамках группового этапа Кубка АФК 13 мая 2015 года

Судейская тема у нас оставляет желать лучшего. Есть ребята, конечно, перспективные. У них тоже постоянно проводятся курсы, несколько наших ребят обслуживают и международные игры. Это тоже большой успех.

— А громкая история, когда АФК отстранила таджикского арбитра в 2015-м?

— Да, этого парня отстранили от работы судьей пожизненно. Подробностей не знаю, но он как раз и был одним из перспективных, хорошо знал английский, несколько раз ездил на курсы в Малайзию и был одним из претендентов на обслуживание международных игр.

— А что с командами, игроками? Насколько вообще актуальна проблема отсутствия реальной конкуренции в лиге?

— Особняком, конечно, стоит «Истиклол», но остальные по уровню идут ровно, это пять-шесть команд. Но я бы не сказал, что конкуренции нет. Каждый год есть два-три клуба, которые могут конкурировать с «Истиклолом» в плане игры. За два с половиной года во главе команды у нас были очень сложные матчи. Не очень-то легко было, особенно на выездах. Были матчи, где все было на волоске.

Еще в этом году календарь поменяли и количество клубов сократили. Сейчас в три круга играют команды, и их восемь (раньше было 10. — Примеч. ред.). Само собой, конкуренция уже другая. Думаю, ФФТ (Федерация футбола Таджикистана) приняла правильное решение. Квалифицированных футболистов у нас не так много.

— То есть сокращение количества команд напрашивалось?

— Да, из-за спортивного интереса. И даже в этом случае не все клубы в финансовом отношении выдерживают, хотя в последние годы никто не снимался с чемпионата.

— Но это не помогает обойти главный клуб…

— Опять же, это все от инфраструктуры зависит. В «Истиклоле», например, [президент клуба] Шорух Саидзода максимально следит за всем вплоть до мелочей, плюс команда всегда вовремя может начать сборы. У других же клубов все начинается всегда позже: пока после Нового года деньги перечислят, смету утвердят… В «Истиклоле» мы сразу подбирали игроков и начинали сезон, а в других клубах не знают, сколько у них денег на трансферы, когда начнутся сборы, и вот подготовка срывается. Это тоже важный фактор.

— Получается, в «Истиклоле» все налажено пошагово, а в других клубах есть всегда неопределенность?

— Да, но скорее не у всех других, а у большинства команд, потому что у того же «Регара» (Турсунзаде) вроде все стабильно. Все зависит от того, когда деньги перечислят.

© И. Кинько
Мубин Эргашев, бывший главный тренер сборной Таджикистана по футболу и ФК «Истиклол»

— В ближайшие годы кто мог бы стать альтернативой — «Худжанд», «Регар»?..

— Команды, которые будут давать бой, были и есть, но что появится клуб, который на протяжении долгого времени будет стабильным… Хочется на это только надеяться, а пока, думаю, такие команды вряд ли появятся в ближайшее время.

— Из-за вещей, не связанных напрямую со спортом, не получается конкуренции…

— Я бы здесь не согласился. Хорошие-то ребята есть. Курган-тюбинский «Вахш», в «Регаре» молодежь они растут. И, опять же, это не зависит от того, сколько они получают.

— Но их всегда может переманить главный клуб страны…

— Здесь уже реалии современного футбола. Посмотрите, сколько игроков регулярно переходят в клубы рангом повыше. Это естественно. Рыба ищет, где глубоко, футболист — тоже.

Я знаю многих ребят, которые были очень способными, но они играли в таких клубах, где денег нет, и родители отправляли их на заработки в Россию. И игрок, его талант пропадает. Хорошо, что есть такая команда, которая может обеспечить требования игроков. Но главное, чтобы он не зазнался потом.

— Может ли футбол в Таджикистане стать финансово успешным и прибыльным?

— Мне сложно ответить. Например, у нас большинство клубов при хукуматах [администрациях] города, у которых бюджет расписан, и без спонсоров все равно не обойтись. А они не очень хотят приходить. Работая в Худжанде, я ходил по этим спонсорам, но тщетно. Что тут поделаешь? Я думаю, здесь должно быть больше меценатов, поклонников футбола, которым не жалко вкладывать. Пока в Таджикистане футбол — неприбыльное дело.

— Как заставить зрителей болеть футболом, как раньше?

— Часто думаю, почему в Душанбе очень мало народу ходит на местный чемпионат с участием того же «Истиклола», ЦСКА или других столичных команд. Хотя на периферии стадионы полные. Я не знаю, с чем это связано, может, в регионах футбол любят больше, но я бы не сказал, что в Душанбе его не любят. С другой стороны, в столице больший выбор развлекательных мероприятий, а в регионах футбол иногда может быть единственным.

Но если брать во внимание международные матчи, то на них ходят всегда. И эти 20 тыс. создают неповторимую атмосферу на стадионе: ребятам приятно играть, адреналин в крови. Там у нас есть заводила Шухрат Шонов — он вообще так выполняет свою работу, что вся восточная трибуна болельщиков выкладывается.

 

Всё ради сборной

— «Истиклол» стал трамплином для игроков, которые потом перепрыгивают в зарубежные клубы… Самому клубу чего не хватает, чтобы быть стабильно успешным на международной арене?

— Ну почему же? За последние пять лет на международной арене добились нормальных успехов. Мы выиграли кубок президента АФК в 2012 году, в 2015 году дошли до полуфинала Кубка АФК, результат нормальный.

— Да, но опять же нестабильность: иногда может дать бой сильному, а со слабым… Тот же финал Кубка АФК

— Ну, финал я не хотел бы обсуждать. Там ведь три реальных пенальти в ворота соперника было, судья мог назначить хотя бы один. Да, и моментов была куча, особенно во втором тайме. Есть еще вещи, о которых я лучше промолчу.

Скажем так, не повезло. В футболе тоже важен фарт, который в этот день, видимо, от нас отвернулся. Но я не сказал бы, что соперник был на три головы выше.

— Но уже в следующем сезоне, будучи вице-чемпионом, результаты совсем другие показал…

— Во-первых, здесь у нас пошла смена поколений. Мы пошли на курс омоложения ребят. У сборной прицел на выход в финальную часть чемпионата Азии, а базовая команда для нее — «Истиклол». Так что нам пришлось думать не только о себе.

Во-вторых, по ходу пришлось менять тактическую схему, а переход получился трудным для команды.

В-третьих, ведущие игроки сборной. Например, [голкипер] Туйчиев уже закончил играть, Махмудов перешел в мини-футбол, еще на исходе другие — игроки, которые уже через два года, скорее всего, закончат выступать. И наш шаг был с прицелом на будущее.

И к нам пришел ряд игроков, которые сегодня уже очень хорошо себя показывают: Умарбаев засветился и сейчас уехал в Болгарию, Нозим Бобочонов в Бахрейне играет, Алиев Джахонгир… Есть еще несколько игроков, которые уже скоро наберут достаточную форму и смогут играть за сборную…

— Получается, клуб-чемпион пожертвовал сезоном ради таджикского футбола в целом?

— Да-да, пошли на омоложение, именно так и получилось.

— Кстати, за серебряные медали Кубка АФК какие-нибудь поощрения были? Хорошие же деньги выплатили клубу?

— Ребята получили премии, конечно, но не такие огромные, как могло показаться.

 

Свежая кровь для сборной

— В чем, по-вашему, основные проблемы национальной команды? Например, почему проиграли Йемену?

— Проблемы есть всегда, но все, что нужно для подготовки команды, она получает: инфраструктуру, сборы, поля. Да, Йемен сильный соперник, и наши неудачно сыграли (первый матч Таджикистан проиграл со счетом 2:1 — Примеч. ред.), но, допустим, до этого команда проводила товарищеские матчи и играла удачно, все было нормально.

Я еще, будучи тренером, говорил, что из группы со 2 или 1-го места мы не выйдем, только через стыковые матчи. Если даже первую стыковую игру мы проиграем, там еще есть стыковая встреча, и даже если там проиграть, то есть еще одна. То есть в любом случае попадем в следующий раунд, там просто уровень другой. Хотя нам немного повезло, что группа попалась не самая сильная, и шансы у нас отличные, поэтому хочу сказать болельщикам, чтобы не отчаивались. Группа проходимая, должны пройти.

— Какие самые проблемные позиции сборной вы бы выделили?

— Все игроки сборной прошли школу международных игр, начиная уже с юношеских клубов. Несколько ребят играют за рубежом, и скажу, что им по силам решать эти задачи. Так что не сказал бы, что есть какие-то большие проблемы.

— Почему же и здесь такая нестабильность?

— Матч на матч не приходится, даже Австралии, как вы говорите, дома старались дать бой. Бывают игры, когда фатально не везет: где-то забиваем, а здесь пропускаем. Опять же, сейчас поколение такое, что оно должно скоро выстрелить, и вся надежда на то, что наша сборная впервые за столько лет попадет в финальную часть [чемпионата Азии].

© ФФТ
Главный тренер ФК «Истиклол» Мубин Эргашев руководит игрой команды на финале Кубка АФК в Душанбе 31 октября 2015 года

— Какой сейчас средний возраст сборной, примерно?

— Где-то 24-25.

— Из молодежки есть кого выбирать?

— Да, 19-летних даже на игре с Йеменом несколько игроков было.

— И через несколько лет ожидать свежую кровь, которая сможет усилить главную сборную?

— Я думаю, в ближайшие три-четыре года. Сейчас уже несколько ребят пополнили сборную из молодежки. Главное, чтобы команда вышла в чемпионат Азии.

— Некоторые таджикские футболисты, играющие за рубежом, не хотят выступать за сборную…

— Это только их личное решение. Но есть еще и такое, что многие россияне (уроженцы Таджикистана. — Примеч. ред.) иногда не могут играть за сборную РТ, так как в российской лиге уже будут считаться легионерами, а у них есть свой лимит.

Другой вопрос, хотят ли они играть за сборную. Например, парень жил в Германии, в мою бытность тренером он мечтал играть за сборную, но ему помешало то, что он уже играл за юношескую сборную Германии, а по правилам ФИФА теперь ему уже нельзя за другие команды играть.

Или другой пример — один из знаменитых таджикских игроков, с которым федерация вела переговоры: то да скажет, то нет, то подумает еще, в последний момент в итоге отказал. Но федерация делает все для привлечения наших легионеров.

— Тот, который в Австрии сейчас играет?

— Догадался (смеется). Есть еще и другая сторона, о которой я хотел бы сказать — все-таки я хоть и немного, но специалист в футболе (смеется). Допустим, многие из тех же наших выходцев, которые играют, например, в РФ, могут не соответствовать тому уровню, который мы требуем. Я заметил, что у нас и в Таджикистане есть такие ребята, которые поинтереснее тех уроженцев РТ, которые играют за рубежом. И главное — было бы желание играть за сборную, а это флаг, гимн, честь… Думаю, у многих патриотизм отсутствует просто. В первую очередь идут деньги.

— Сталкивались с таким, что после какого-нибудь успеха ребята зазнавались? Актуальная проблема?

— Ну да, это для всех актуально. За время моей работы и в юношеской, и в молодежной, и в главной сборной… Например, наши ребята, дойдя до четвертьфинала или просто выйдя из сложной группы, думают: все, выполнили задачу, и можно дальше расслабиться. И вести игру — хоть пинками бей — не могут. Даже тот молодежный турнир в Питере (Кубок Содружества–2013). Помнишь? Нормально вышли, соперник был проходимый, но я не узнавал команду. Там такие ошибки были, хотя могли еще забить. Вот наша молодежка сейчас тоже вышла из сложной группы, а вот там какой-то психологический фактор роль сыграл.

© И. Кинько
Мубин Эргашев, бывший главный тренер сборной Таджикистана по футболу и ФК «Истиклол»
Как воспитать чемпиона

— Как обстоят дела с подготовкой на уровне детско-юношеских спортивных школ?

— С приходом нового руководства буквально через полгода-год в РТ, по моим ощущениям, настал футбольный бум — столько детских турниров, фестивалей не только в Душанбе, но и в регионах. С этим очень хорошо в ФФТ. Там есть детско-юношеский отдел, его раньше возглавлял Анвар Мирзоев, при нем в основном сильно и выросло количество турниров.

У меня соседский ребенок занимается, и его отец мне заявляет, что ребенок устает от футбола, так как турнир за турниром идет. Кстати, мои друзья Шухрат Маммаджанов, Игорь Черевченко ежегодно приезжают, проводят турниры в память своих отцов.

Что касается инфраструктуры, сейчас, кажется, академию, которая принадлежала «Истиклолу», тоже передали федерации. Очень много полей строится для детей в микрорайонах Душанбе, в Курган-Тюбе построили, в Канибадаме. Вроде мелочь, но важно.

— Специалистов по работе с детьми хватает?

— Они есть. Сейчас ни в чем нужды нет, обеспечены всем. Старых советских кадров, конечно, уже меньше, таких как Ризоматов, скончавшийся на днях. Очень хорошим специалистом по детскому футболу был, в Курган-Тюбе работал, всю жизнь посвятил детям. У него очень много воспитанников, которые уже профессионалы. Жаль, что специалистов такого уровня становится все меньше и меньше. Пользуясь возможностью, хотел бы выразить свои соболезнования его семье и близким.

— Как воспитать и распознать хорошего футболиста, как родителям направлять его?

— Я бы сказал, что каждый родитель в своем чаде видит звезду — Месси, Рональдо и так далее, но, к сожалению, не всегда так выходит. Ко мне тоже много родителей обращается. Приезжают из России, рассказывают, что тренировались там-то и там-то, просят взять. Ну, приходилось брать, смотрели день-два в дубле «Истиклола», в итоге приходилось отпускать.

Ребенок в семь-восемь лет может подавать хорошие надежды, быть лучшим среди сверстников, а уже лет в 16 его сверстники послабее начинают выделяться, а он, наоборот, сбавляет. И вот не каждый может стать таким специалистом, который может в ребенке увидеть хорошие задатки. Тут есть много нюансов, и главное тут не ошибиться.

 

Доиграться до инфаркта

— Насколько сказалось совмещение постов тренера в клубе и сборной на результатах?

— Сборная начала неудачно отбор на чемпионат мира2018, и главный тренер подал в отставку. Я стал исполняющим обязанности. Впереди были Австралия, Иордания. Не каждый тренер согласился бы возглавить. Но я ни о чем не сожалею. Это была хорошая школа. Я бы не сказал, что были сложности, потому что основной костяк и там, и здесь был один. У нас там 13-14 игроков «Истиклола» были в сборной.

— Предвзятости не было при отборе или это был оптимальный состав?

— Нет, оптимальный. Тренировочный процесс стабильный, ребята постоянно находятся в тонусе. Думаю, не только я, но и другие видели, что игроки «Истиклола» были выше. Старались привлечь ребят и из других команд. Помощником у меня был Пилипчук, который сейчас в московском «Спартаке». Он каждый тур смотрел центральные игры, делал заметки по игрокам.

— Оглядываясь назад, что бы вы изменили тогда?

— Я бы не возглавил сборную (смеется). Шучу, конечно. Ну да, очень сложно было, ответственность большая, но мне выпала такая честь. Я не жалею.

— Подробности о своей отставке можете рассказать?

— Если речь о сборной, то, я думаю, первая причина — это отрицательный результат в домашнем матче со сборной Киргизии. Это принципиально.

— Это было последней каплей или конкретно из-за этого матча?

— Конкретно из-за него. Этот матч для Центрально-Азиатского региона является ключевым дерби, и, к сожалению, мы проиграли, в придачу дома. Ну и, наверное, то, что у меня начались проблемы со здоровьем. Я в больнице тогда был. Хотя даже после проигрыша сборной Киргизии у нас шансы оставались. Но так получилось…

— А с клубом?

— Ну, там, я тоже думаю, президент клуба нацелен на более высокие цели и задачи. А на тот момент случился провал в Кубке АФК.

— Выгорания не было из-за жесткого графика?

— Нет, думаю, любой тренер должен быть готов к этому. Ты живешь футболом, даже ночью о нем думаешь, не видишь детей, семью, как они растут. Сегодня ты сыграл игру — надо готовиться к следующей. До игры не спишь двое суток, сыграл игру — все равно еще сутки не спишь: думаешь, размышляешь, анализируешь.

— Что довело до больницы? Это было психологическое?

— Ну, психологическое тоже. Это ответственность, постоянный стресс, переживания. Если проигрываешь, то крайним всегда остается тренер, команда выигрывает — лучшие игроки. Такова участь тренеров.

 

Куда дальше?

— Чем вы последний год занимались?

— В основном был дома. Читаю много, перебираю литературу, в основном спортивной тематики, наконец-то привел в порядок свой архив — у меня много материала, и даже в электронном виде он разбросан, надо было сортировать. Игры смотрел, чаще всего по телевизору. Сделал наконец-то ремонт дома. Ну и самое главное, наверное, то, что у нас в семье появилась еще одна дочка, то есть невестка — сын женился.

— Вас никуда больше не приглашали?

— Были предложения. Хотелось бы, конечно, перейти на следующий уровень. И да, для меня деньги никогда не были главным. Были предложения и из-за границы, два предложения, одно из которых было очень заманчивым, но в конце агент немного не рассчитал свои возможности.

— А в системе ФФТ не предлагали работать?

— [Первый вице-президент ФФТ] Хуршед Мирзо меня приглашал к себе, мы беседовали, он предлагал работу в техническом отделе. Ну не знаю, пока не потянуло туда. А так руководство федерации всегда уделяло внимание. И в академию предлагали идти работать с детьми.

© ФФТ
Исполняющий обязанности главного тренера сборной Таджикистана по футболу Мубин Эргашев

— А как бы вы хотели дальше развиваться — и географически, и профессионально?

— Главное, чтобы клуб или сборная были профессиональными. Страна не важна. Но я думаю, что все стремятся в Азию.

И сюда-то, в Москву, как я говорил ранее, приехал на стажировку в «Спартак». Договоренность была, все хорошо, но [главный тренер команды Массимо] Карерра в последний момент все отменил. В принципе ничего страшного в этом нет, все-таки серьезный матч на носу («Спартак» — «Зенит»). За это время посетил несколько матчей российской премьер-лиги и ФНЛ. Сходил в Высшую школу тренеров, где много нового материала взял. Отсюда — на стажировку в «Зенит».

— То есть по новому сезону у вас определенности пока нет?

— Нет, но она будет в мае. Предложения есть.

— Разве те два не отменились?

— Те ушли, еще новые поступили. Плюс ведь везде сейчас подходят к концу чемпионаты.

— Кого из российских тренеров можете для себя назвать авторитетом?

— Бердыева. Я напрямую с ним не пересекался, но следил за его тренировочным процессом. Вот в Турции мы останавливались даже в одной гостинице, так, здоровались, ходили на тренировки. Я думаю, это тренер с большой буквы. В целом импонируют Гвардиола, Арсен Венгер, который строил игру еще того «Арсенала» на коротких передачах, Анчелотти.

— А что бы вы переняли из опыта Бердыева? Его ситуация будет ближе к таджикскому футболу. Что больше нравится?

— Само построение работы. Вот в Казани детская школа, он заходил и посмотрел — почему нет? И вот так, по ступенькам, вплоть до основной команды. Все придерживаются мнения, что он такой диктатор, все боятся. Я бы не сказал так. Мне показалось, что он доступный, но держит расстояние. Он создает такое единство, а в этом сила.