О том, как уроженке Таджикистана удалось завоевать российский кинематограф, сколько картин ей приходится отсматривать ежегодно и как развивается таджикский кинематограф Ситора Алиева рассказала в эксклюзивном интервью интернет-порталу «Россия для всех».

 — Фестиваль «Кинотавр» — это самый крупный смотр национального кино в мире. В этом году он прошел уже в 28-й раз. Когда вы попали на «Кинотавр» и как заняли такую высокую позицию?

— «Кинотавр» уникален, у него нет аналогов, потому что это самый масштабный независимый смотр национального кино во всем мире. Проект был задуман и реализован Марком Рудинштейном, первый «Кинотавр» прошел в Сочи в 1991 году. А уже в 1993-м созрела идея делать параллельно международный фестиваль, тоже в Сочи, и меня пригласили как человека, который с 1987 года вовлечен в международную фестивальную индустрию. В 1999 году я стала директором этого смотра, а в 2005-м, когда владельцами открытого российского кинофестиваля «Кинотавр» стали Александр Роднянский и Игорь Толстунов, меня пригласили на пост программного директора, который я занимаю вот уже 14-й год.

© РИА Новости, Е. Чеснокова
Продюсер Александр Роднянский и программный директор фестиваля "Кинотавр" Ситора Алиева во время мастер-класса на 28-м Открытом Российском кинофестивале "Кинотавр" в Сочи. 2017г.

В поле большой международной фестивальной жизни я попала благодаря таджикскому кино. В 1990 году на «Таджикфильме» снималось параллельно четыре полнометражных и множество документальных и мультипликационных лент. А в 1991-м директор Музея кино Наум Клейман предложил показать в рамках ММКФ программу таджикского кино. Мы с моими московскими коллегами Мариной Дроздовой, Викторией Белопольской и Аллой Верлоцкой подготовили программу, и выяснилось, что наши фильмы, никому на тот момент не известные, вызвали огромный интерес.

— Это были картины начинающих таджикских режиссеров?

— Да, это было таджикское молодое кино: «Братан» Бахтиёра Худойназарова, «Время желтой травы» Майрам Юсуповой, «Идентификация желания» Толиба Хамидова, «Шаббат» Гульбахор Мирзоевой… Один из залов Музея кино был заполнен директорами всех фестивалей мира — для начинающих авторов это огромный успех. После первого же показа мы получили десятки приглашений со всех континентов. Для нас это было полной неожиданностью.

Режиссёр Бахтиёр Худойназаров
Бахтиёр Худойназаров: от «Братана» до «Гетер»

— То есть вы оказались в нужное время в нужном месте…

— Нет, это не случайность. Все гости ММКФ жили в гостинице «Россия», и я сама за сутки до показа оставила персональное приглашение каждому директору и отборщику. А потом «Братан» и другие картины получили около 60 приглашений от самых разных смотров, ведь оказалось, что таджикский кинематограф абсолютно неизвестен в США, Японии, Южной Америке. Но для коммуникации время оказалось сложным: начался путч, по улицам шли танки, а я, растерянная, с пачкой приглашений в руках, бегала по Москве и искала факс, чтобы ответить всем. Дальше пошли многочисленные призы и продажи, Берлинский кинофестиваль показал сразу два фильма. Бахтиёр Худойназаров смог учиться в одной из престижнейших киношкол Германии, Гульбахор Мирзоева уехала во Францию, а Майрам Юсупова и Толиб Хамидов стали работать в Москве.

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова
Отборщик берлинского фестиваля по странам Восточной Европы Николай Никитин, режиссер Андрей Звягинцев и Ситора Алиева на вечеринке после премьеры российского фильма «Нелюбовь» на 70-м Каннском кинофестивале

Для всех нас началась новая жизнь. В 1993 году поступило приятное предложение от моих московских друзей принять участие в совсем неведомом мне фестивале в Сочи.

— Вы тогда уже жили в Москве?

— Да, я с 1991 года постоянно живу в Москве.

— Почему вы выбрали профессию киноведа, а не актрисы? Ведь вы с детства снимались в кино.

— Да, но к 17 годам мне уже это было неинтересно. Я хорошо изучила съемочный процесс, сама озвучивала роли, в 12 лет знала технологию монтажа. Снималась с Игорем Ледогоровым, Ириной Калиновской, на пробах работала с Юрием Клименко и Александром Кайдановским, многому у всех научилась. В 10-м классе читала журнал «Искусство и кино», кинематограф интересовал уже с другой точки зрения, хотелось изучать теорию и историю кино. Позже я решила, что стану киноредактором. После института коротко поработала на «Таджикфильме».

Саёра Сафари: В общежитии думали, я ведьма и молюсь каким-то богам

— Почему решили связать жизнь именно с кино? Вы выросли в такой среде или родители вас направляли?

— Так получилось, что я попала на съемочную площадку в 6 лет. В наш детский сад приехал молодой режиссер Батур Арабов, который учился на Высших режиссерских курсах в Москве. Я снялась у него сразу в двух фильмах: учебном «Джамиля» и дипломном «Маленький пень воз опрокидывает».

Позже я получила приглашение сниматься у Марата Арипова в полнометражном вестерне «Осада». По сценарию у меня была единственная женская роль, я снималась год. А когда пришла на премьеру, то увидела, что роль съежилась до эпизодической. Объяснили это тем, что вестерн — мужской жанр. Тогда я поняла, что кино делается на монтажном столе.

© РИА Новости, Е. Чеснокова
Программный директор кинофестиваля "Кинотавр" Ситора Алиева на 26-м Открытом Российском кинофестивале "Кинотавр". 2015г.

С большой нежностью вспоминаю Тахира Сабирова, у которого играла в полнометражном фильме «Женщина издалека» и мини-сериале «Мир вашему дому».

С киноиндустрией был связан еще брат моей бабушки Гози Ниёзов. Актер театра и кино, уникальный человек, который прошел войну, награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, шестью орденами и семью боевыми медалями. К сожалению, он трагически погиб в театре имени А.Лахути. В 1960-е папу брали без экзаменов на актерский факультет ВГИКа, а он просто приехал поболеть за товарища, который поступал на режиссерский. В 1970-е тетя Гуландом Мухаббатова окончила киноведческий факультет.

— Как родители относились к тому, что вы с детства работаете в кино? Не переживали?

— Конечно, переживали. Но в любой стране мира на съемочной площадке с детьми-актерами всегда работают воспитатели, которые по закону обязаны быть со своими подопечными 24 часа в сутки. Они следили за учебной программой и занимались со мной в перерывах между съемками.

— А в Москву спокойно отпустили? Как вас город встретил?

— Я и до поступления приезжала в Москву, в Ленинград. Никогда не чувствовала здесь себя чужой. Мы все жили в одной стране. А учиться я хотела именно у Евгения Даниловича Суркова и ждала, когда он будет набирать курс. В то время каждая республика получала квоту, по которой можно было учиться, и сложилось так, что я и квоту получила, и к любимому педагогу попала.

Воздушный Сафар
Фильм «Воздушный Сафар» Далера Рахматова показали на кинофоруме в Москве

Историю кино нашему курсу читала Лилия Хафизовна Маматова — уникальный специалист, умная, тонкая, благородная.

Из Таджикистана на других факультетах учились Халима Хасанова, Фархот Абдуллаев, Мумин Шакиров, Акил Хамидов — ныне глава польской Tako Media, крупнейшей компании-производителя международного телеконтента.

— Ваша должность не менее высокая, интересная, но в то же время трудная, требует много времени, сил, терпения…

— Да, очень сложная. С одной стороны, я делаю любимое дело — смотрю и анализирую кино, с другой, приходится отказывать людям, которые приложили массу усилий, тратили время, энергию, деньги, но по тем или иным причинам не попали в конкурс. Фестиваль — это не только красная дорожка, цветы и аплодисменты, но и сотни обиженных людей, которых не отобрали, не наградили,  в прессе не заметили или дали негативную оценку.

© РИА Новости, Юлия Маклакова
Ситора Алиева

— Как проходит весь процесс отбора? Сколько времени на это уходит?

— Я смотрю весь год. А чтобы понимать, куда движется и как развивается киноиндустрия, необходимо посещать главные международные смотры мира, такие как Каннский, Венецианский, Берлинский фестивали, смотры молодого авторского кино в Роттердаме и Локарно, работать в интернациональных жюри и экспертных группах. Также я — официальный консультант по кино России и стран СНГ международных кинофестивалей в Варшаве и Карловых Варах.

— А каких критериев вы придерживаетесь при отборе фильмов?

— Критериев слишком много, но главный — качество фильма. Отбор — это всегда коллегиальное решение, результат долгих и серьезных дискуссий. Мы всегда смотрим на талант режиссера, на его фантазию, выдумку, на его работу с материалом. Все-таки не все понимают, что такое кинематограф. Это искусство синтеза, сейчас стремительно меняющееся, так как существующие технологии позволяют любому обладателю смартфона чувствовать себя режиссером.

Фильм о таджикских мигрантах «Она»: Как это было?
Файзиева и «Она» получили приз российского кинофестиваля

— Что потом происходит с победителем фестиваля? Как ему помогает эта победа, как он продвигается?

— Любой фестиваль — это экспертиза. Вы отбираете, показываете и определяете это как тенденцию, тренд. Естественно, в каждом смотре видите какую-то особенность. 28 лет «Кинотавр» фиксирует этапы развития кино в России. Известный киновед и кинокритик Ирина Рубанова, отбиравшая фильмы до меня 15 лет, рассказывала, что были времена, когда смотрели по 300 фильмов в год, а были времена, когда и 20 не набиралось. Наша задача — найти серьезных, профессиональных, талантливых авторов и представить их прессе, жюри, всем кругам индустрии.

© РИА Новости, Е. Чеснокова
Актриса Алиса Хазанова (слева) и программный директор кинофестиваля "Кинотавр" Ситора Алиева на завтраке журнала HELLO! на 26-м Открытом Российском кинофестивале "Кинотавр". 2015г.

Фильм–победитель «Кинотавра» получает широчайшее освещение во всех СМИ. Лента Александра Велединского «Географ глобус пропил», выигравшая в 2013 году, собрала в прокате около 140 млн рублей, так что победа влияет еще и на кассовый успех картины.

— А что можете сказать о сегодняшних зрителях? Какие они, их вкусы?

— У нас профессиональный смотр, поэтому 17 лет назад мы создали для обычных зрителей специальную программу «Кино на площади» и на гигантском экране под открытым небом показываем прокатные хиты. Каждый вечер, даже в дождь, собирается до 3 тыс. человек. Думаю, что это самое яркое доказательство того, что люди хотят смотреть отечественное кино. Зрители разные, но им просто нужно создать условия.

Фильм «Мушкилкушо» Умедшо Мирзоширинова показали на кинофестивале в Москве
«Мушкилкушо» Умеда Мирзоширинова показали на кинофестивале в Москве. Видео

Сегодня во всем мире победил американский кинематограф и все страны борются за сохранение собственного кино и зрителя. В России тоже делается максимум для этого, мы ничем не отличаемся от других. Только Франция с Южной Кореей сохранили позиции, когда их картины, сделанные на их территории, выходят в прокат почти на 80-90%. Это очень важно, потому что у картин после фестивалей есть жизнь. Мы тоже даем фильму жизнь, чтобы он попал на локальные и международные площадки, поработал в прокате, был куплен на телевидение.

— Часто ли фильмы из Таджикистана участвуют в международных кинофестивалях?

— За последние три года таджикские фильмы демонстрировались в России, странах СНГ, участвовали в программах крупнейших смотров мира — Роттердамского и Пусанского. Лента Умеда Мирзоширинова «Мушкилкушо» недавно была показана в Москве, а осенью будет участвовать в Международном фестивале мусульманского кино в Казани. Картина Далера Рахматова «Воздушный Сафар» участвовала в фестивале «Шелковый путь» в Китае. Руми Шоазимов получил два приза фестиваля «Литература и кино» в Гатчине.

© РИА Новости, Е. Чеснокова
Программный директор фестиваля "Кинотавр" Ситора Алиева на красной дорожке перед премьерой фильма режиссёра Резо Гигинеишвили "Заложники" (Hostages) в рамках 28-го Открытого Российского кинофестиваля "Кинотавр" в Сочи. 2017г.

— Как вы оцениваете уровень развития киноиндустрии в Таджикистане? Следите за этим?

— Да, я слежу за развитием кино не только в Таджикистане, но и во всех странах бывшего СССР. Важно, что сейчас молодые авторы выбрали свой путь. И хорошо, что сейчас отличная студия, которая помогает и дает возможность режиссерам снимать кино.

Мировая премьера картины таджикского режиссера Р.Шоазимова состоится на сахалинском кинофестивале
«Сон обезьяны» Шоазимова получил две награды кинофестиваля в Гатчине

—Много ли таджикских картин показывалось на «Кинотавре»?

— Сейчас национальность фильма определяется по режиссеру. Бахтиёр Худойназаров четырежды участвовал в «Кинотавре»: в 1993-м с лентой «Кош ба кош», в 2000-м, когда его «Лунный папа» завоевал главный приз «Золотая роза», в 2003-м фильм «Шик» был удостоен Гран-при жюри и в 2013-м — с фильмом «В ожидании моря». Руми Шоазимов дважды участвовал в конкурсе короткометражного кино.

— Не планируете ли проводить мастер-классы в Таджикистане?

— Во время Недели российского кино в 2014 году у меня был мастер-класс в Славянском университете, слушателями были культурологи. Также я пригласила в Душанбе одного из ключевых российских продюсеров Сергея Сельянова. Он провел открытый мастер-класс для всех желающих.

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова
Ситора Алиева с сыном на премьере фильма «Нелюбовь» режиссера Андрея Звягинцева

— Вернемся к вашей карьере. Вашу историю ведь можно назвать историей успеха: будучи представителем другого государства, сделали отличную карьеру здесь, в России…

— Я никогда не считала себя представителем другого государства. Мы все были из одной страны, росли на русской культуре, литературе, музыке. Москва — мой любимый город: здесь родился мой сын, здесь я училась, работаю, здесь мои друзья, именно здесь познакомилась с Даниилом Борисовичем Дондуреем, который сыграл одну из важнейших ролей в моей жизни, наравне с моими родителями.

— Расскажите подробнее о своей семье?

— Считаю, что для каждого человека самым первым важным местом его жизни была и будет семья. Это невероятное счастье, когда тебя окружают умные, образованные, культурные люди. В доме маминых родителей была солидная библиотека, собственная фотолаборатория, 16-миллиметровая кинокамера, горные лыжи и розовый сад.

Стахановская бригада товарища Абдукаримова возводит первую чайхану на Урале, строящуюся для досуга трудармейцев из Малой (Центральной) Азии
«Солдаты без оружия». Как выживали таджикские трудармейцы в годы войны

С маминой стороны у меня татарские корни. Мой дед Салох Гайнутдинов из Оренбурга, он прошел Первую мировую войну, был в немецком плену, спас 12 сослуживцев и вернулся в Россию. Позже был командиром Красной армии, воевал с басмачами, получил уникальную награду — орден Бухарской республики. Именно он организовал в Таджикистане потребсоюзы, завозил продовольствие в самые отдаленные горные кишлаки. Дедушка говорил на четырех языках и играл на скрипке. Бабушка Одинамо была из Язгуляма, они встретились в Горном Бадахшане. С папиной — корни таджикские. Я росла в доме, где можно было услышать пять языков — русский, таджикский, язгулямский, татарский, немецкий.

© РИА Новости, Е. Чеснокова
Директор программ фестиваля "Кинотавр" Ситора Алиева (справа) с мамой на торжественной церемонии открытия 28-го Открытого российского кинофестиваля "Кинотавр" в Сочи. 2017г.

— У вас со стороны отца не менее известные предки. Ваш дедушка Али Хуш — известный писатель Таджикистана…

— Да, дедушка Али Хуш был таджикским писателем, организовал первый литературный фонд в Таджикистане, был самым активном членом Союза писателей СССР. Он был уникальным человеком: уже в 20 лет написал свою первую книгу. Мы всегда удивлялись, откуда у него такая острая страсть к слову. Выяснилось, что моя прабабушка, его мама, была профессиональным чтецом Корана.

Позже он поехал учиться. Сначала был журналистом, потом писателем. Дедушка был основоположником таких жанров таджикской советской литературы, как исторический очерк и короткий рассказ. В 1937 году получил приглашение из Москвы отметить 100-летие со дня смерти Пушкина. По возвращении его судьба сложилась трагически. Сначала арестовали моего прадедушку, который был наркомом здравоохранения, а потом и дедушку, ему было всего 25 лет. Мы до сих пор не знаем, где их могилы. Моя бабушка оказалась на улице. Через много лет их реабилитировали, и мой папа получил квартиру и 500 рублей. Я благодарна таджикским ученым Мачиду Салиму, Гурезу Сафару, Махмуджону Шодиеву за исследование творчества Али Хуша, перевод его книг с латиницы на кириллицу и их издание.

— Ваш отец пошел по папиным стопам, стал писателем?

— Нет. Мой папа умер в 34 года, и нас со старшим братом воспитывала мама и ее семья. Мой брат Нурали Алиев уже с 17 лет не раз становился призером всесоюзных соревнований по вольной борьбе. Он мастер спорта СССР, тренер высшей категории. Его ученики живут и работают в разных странах мира, среди них есть Исфандиёр Дотхудоев, чемпион США по грепплингу, и Илья Абелев, третий призер Панамериканских игр. Нурали живет в России уже 17 лет, ведет видеоуроки по вольной борьбе на YouTube, у него миллионные просмотры, его репостят чемпионы мира, клубы и национальные федерации различных видов единоборств из всех уголков мира. Его сын и мой племянник Леон Алиев — призер множества российских соревнований по вольной борьбе.

Рустамбой Мунавваров
Чисто по-человечески: на Урале таджик нашел и вернул сумку с деньгами

— Несмотря на занятость и частые разъезды по странам, как находите время на семью?

— Мы живем все вместе: мама, муж Петр Киселев, сын Алексей и я. Моя семья — моя опора, поддержка и помощь. Это самое главное и ценное в моей жизни. Моя мама Майя — сильная, умная, веселая. Муж Петр из старейшего знаменитого рода Бруни и Брюлловых-Соколовых. Среди его пращуров — художники Петр Соколов и Лев Бруни, ректор Академии художеств Санкт-Петербурга Федор Бруни, поэт Константин Бальмонт. Мой муж — мужественный, умный, добрый, это настоящее крепкое плечо, которое важно для любой женщины в любом возрасте, с карьерой или без. А еще у него потрясающее хобби: Петр очень любит готовить и вот уже больше двадцати лет кормит всех наших родственников и друзей и в России и за рубежом настоящим таджикским пловом.  Мой сын Алексей Киселев уже взрослый, ему 20 лет — замечательный музыкант, лауреат многочисленных международных конкурсов, учится на третьем курсе в Российской академии музыки имени Гнесиных, работает в оркестре телеканала «Культура». Мы очень им гордимся, потому что Леша талантливый, ответственный, труженик, прекрасно знает свои корни. Он родился в Москве, но несколько раз побывал в Таджикистане. 

Мне кажется, это счастье, когда у тебя есть любимая семья, интересная работа и настоящие друзья.

© Из личного архива Ситоры Алиевой
Ситора с мужем Петром

 

Справка

Ситора Шохиновна Алиева — программный директор открытого российского кинофестиваля «Кинотавр». Родилась 4 октября 1963 года в городе Душанбе, Таджикистан. В 7 лет дебютировала в кино в качестве актрисы. Снялась в 10 художественных и телевизионных картинах. В 1987 году окончила сценарно-киноведческий факультет ВГИКа (курс Е.Д.Суркова и Л.Х.Мамтовой). С 1987 по 1988 год — эксперт Фонда культуры. В 1987-1991-м — старший киноредактор студии «Таджикфильм». С 1991 года постоянно живет и работает в Москве. С 1994 по 1996 год — референт главного редактора журнала «Искусство кино» Даниила Дондурея. С 1999 по 2005-й — директор МКФ в Сочи, МКФ «Лики любви», детского международного фестиваля искусств «Кинотаврик». С 2005 года — директор программ ОРКФ «Кинотавр». Официальный делегат от России и стран СНГ международных кинофестивалей в Риме, Варшаве и Карловых Варах. Была членом жюри МКФ в Венеции, Берлине, Карловых Варах, Салониках, Мар-дель-Плате, Керале, Рейкьявике, Мюнхене и др. Член экспертных советов по дебютам, международной деятельности и прокату Министерства культуры РФ. В качестве приглашенного лектора сотрудничает с университетами и киношколами Европы, Америки, Южной Кореи и Центральной Азии. Замужем, есть сын.

Беседовала Манижа Душанбиева