Эту историю о дедушке я услышал от мамы, которая была совсем маленькой, когда дед ушел на войну.

Всегда думал, что я очень многое помню из рассказов дедушки про войну, но теперь сижу и с трудом вспоминаю все детали этих историй, сожалею, что не записал эти ценные воспоминания - вот уже 10 лет как дедушки нет с нами.

Мой дедушка - Хомидов Иброхим, 1918 года рождения, уроженец Хатлонской области Республики Таджикистан.

Начало войны застало дедушку в должности заместителя председателя районного колхоза. К тому времени у него была уже своя семья: жена и трехлетняя дочь, моя мама.

На фронт дедушка попал одним их первых. Бабушка рассказывала, что письма он писал редко, всегда спрашивал о здоровье родных и близких и никогда не рассказывал в них о битвах и самой войне.

Про войну дед не любил рассказывать и после ее окончания. Если мы, внуки, очень сильно просили, то он чаще рассказывал про подвиги друзей, но про свои всегда умалчивал, хотя мы-то знали, что они у него есть, ведь недаром у него было столько медалей.

И на мероприятия в честь Победы дедушка ходил только после долгих уговоров мамы и бабушки. Не любил он светиться.

Только в День Победы, 9 Мая, мы видели дедушку в парадной форме с медалями на груди. С утра еще он с трудом привыкал к форме, хмурился и пререкался с бабушкой, но стоило ему встретиться с друзьями, однополчанами, как лицо его озарялось улыбкой, и к вечеру дом уже был полон его друзей и наших родственников. Все собирались под большим чинаром во дворе и слушали грустные, а чаще трагические истории из фронтовой жизни деда и его однополчан.

Только в эти моменты мы ощущали ту боль и страдание, через которое им пришлось пройти за годы войны.

Ни один из этих вечеров воспоминаний не проходил без упоминания Георгия Тавтадзе - названного фронтового брата дедушки.

Их свела судьба под Москвой, когда фашисты были уже почти на границе столицы.

В один из самых тяжелых дней обороны командующий отправил дедушку и Георгия на разведку. Дедушка попал в батальон разведки после госпиталя и еще ни с кем не был знаком. Получив указания комбата, они ночью отправились в лоно врага.

Георгий полз первым, дедушка за ним. Они были одногодки, но Георгий всем своим молчаливым видом внушал дедушке уверенность и решимость. Было ощущение, что знакомы они не пару часов, а целую жизнь. При всем этом разговаривать им было опасно, общались только жестами, но дедушке и этого было достаточно. Георгий стал лидером их маленькой команды.

Задача была до утра раздобыть ценные данные для нашей стороны: сколько солдат у фрицев, какое количество боевой техники и, самое главное, где расположен штаб.

Путь им предстоял долгий. Ночь была тихой, только периодически вспыхивали в небе огоньки ракет. Это был, наверное, один из редких моментов за всю Битву под Москвой - ночь тишины.

Ближе к утру они дошли до линии врага. Одного из первых фрицев, с которым столкнулись, они быстро оглушили, и Георгий переоделся в его одежду. Теперь необходимо было достать одежду и для деда. Георгий решил уже выйти и пройти в лагерь врага, не таясь, на свой страх и риск. За то время, что его не было, дед уже передумал все на свете: и что Георгий попал в плен, и что его поймали, разоблачили и убили.

Дед уже начал было думать, как ему самому выполнить задание, как видит - к условленному месту приближается живой Георгий со свертком в руках. Но на проявление эмоций уже не было времени... Быстро переодевшись в немецкую форму, принесенную Георгием, они вдвоем двинулись в лагерь врага.

Первую часть задания они выполнили более или менее легко. На них мало обращали внимания. В основном немцы спали, а те, кто не спал, занимались техникой и своим оружием: чистили, мазали, готовились к новому бою. Никто не обращал внимания на пару солдат, которые ходили от одной части лагеря к другой. Зафиксировав всю информацию в памяти, дедушка и Георгий пошли выполнять последнюю часть задания - выяснять место расположения главного штаба врага.

Так как большую часть территории они уже обошли, осталась только дальняя сторона лагеря. Георгий попросил деда подождать у выхода из лагеря, а сам пошел все проверить, сказав, что если он не вернется, хоть один останется жив и доложит о выполнении операции. Дед не соглашался, настаивал на том, чтобы пошли вдвоем. В итоге обменялись адресами друг друга: в случае смерти одного другой обязательно позаботится о его семье после окончания войны.

Штаб оказался там, где они и предполагали, только слишком опасно было подходить вплотную. Еще какое-то время они наблюдали, сколько офицеров входит в штаб, кто у них главный. Решено было вернуться обратно.

Опасность их поджидала на выходе из лагеря. Они столкнулись с двумя немецкими солдатами, они обратились к ним на немецком, а так как ни один из них не знал языка, нужно было действовать быстро.

Тот, что ближе к деду, почуяв что-то неладное, навел винтовку на него. Георгий быстро вытащил нож и ударил его в бок. Второй немецкий солдат выстрелил в Георгия. Дед успел выстрелить в него, но, подбежав к своему другу, дед понял, что тот мертв. Он спас жизнь деду, только сам пал.

Дед дотащил мертвого друга до своих, отрапортовал начальству о выполненном совместно с товарищем задании.

В том бою наши одержали победу. Добытая в ходе разведоперации информация не оставила врагу ни единого шанса.

Георгия похоронили. За заслуги перед Родиной он и дед были награждены медалями, только Георгий Тавтадзе уже посмертно.

Придя в себя после пережитого ужаса, дед вспомнил про бумагу, которую ему передал Георгий в лагере врага. Эта была фотография Георгия рядом с улыбающейся женщиной и маленькой девочкой, примерно одного возраста с дочкой деда (моей мамой). На обратной стороне был написан адрес друга в Грузии.

Сразу после войны дед поехал в Грузию и нашел семью Георгия.

Бабушка Софья и тетя Тамара были частыми гостьями у нас. Дед всегда говорит, что у него не два брата, а три. Георгий так и остался самым близким для него человеком - братом-грузином, который ценой своей жизни спас дедушку от смерти.

Историй за такие вечера друзья-фронтовики рассказывали много, но эта история всегда звучала как в первый раз, и всякий раз мы, наша многочисленная семья, благодарили грузина Георгия за жизнь нашего дорогого деда.

У той войны не было национальностей, все защищали и отдавали жизни за Родину, матерей и товарища рядом!

Тоджиддин Сафарзода, город Душанбе, Таджикистан

Другие истории читайте в сюжете >>