Музыкальный альбом с таджикскими народными песнями в исполнении трудовых мигрантов из Таджикистана выпустили в Москве. Диск под названием Voices of Pamir. Two Sisters («Голоса Памира. "Две сестры"») состоит из девяти композиций на таджикском и шугнанском языках (последний входит в восточноиранскую подгруппу, распространен в некоторых районах Памира).

 

Участниками музыкальной группы стали выходцы из Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана, которые ранее уже попадали в культурную новостную повестку России: благодаря игре и соавторству в спектакле «Акын-опера» Аджам Чакабоев, Абдумамад Бекмамадов и Покиза Курбонасейнова стали лауреатами одной из престижнейших театральных премий РФ «Золотая маска».

Именно после этого у продюсера проекта Фируза Шабдолова появилась идея собрать их всех вместе и сделать студийную запись тех композиций, что они пели в театральной постановке, а также других народных песен. К ним присоединилась и младшая сестра Покизы Курбонасейновой Латофат, также обладающая уникальными вокальными данными. Именно сестры и стали солистками импровизированной группы, которую из-за графиков работы участников не удавалось собрать вместе долгое время.

 

Полдня на запись

— Я привел их всех студию. Они думали, что им надо репетировать долго. Я им говорю: «И так вас еле собрал, где мы еще будем репетировать?» Спрашиваю: «Вы, когда на свадьбу идете, репетируете?» — «Нет». — «Вот и для записи зачем репетировать? Пусть будет как есть», — вспоминает тот день автор проекта Фируз Шабдолов, который также участвовал и в записи, играя на даффе (национальный ударный музыкальный инструмент, похожий на бубен).

Для того чтобы собраться, некоторым из участников пришлось заранее отпрашиваться с работы, хотя изначально никто из них и не надеялся, что в итоге получится полноценный альбом.

Читайте также: Нигина Амонкулова о запретах отца и слухах о её жизни>>

— Мы, по-моему, взяли тогда себе выходной и в течение одного дня за 5-6 часов записали вот эти песни. Нам Фируз дал послушать песню «Ё Али мадад», которую спела Латофат. Нам так понравилось. Песня прямо за душу берет. У нас мурашки пошли от этой песни, от исполнения. Но, если честно, не ожидали совсем, что вот такой полноценный, качественный, красивый диск выйдет, — делится воспоминаниями Покиза Курбонасейнова. — Мы с Латофат где-то два дня готовились. Без музыки. По-быстрому вспомнили нужные песни. Столько лет не выступала. Конечно, все забывается, когда не работаешь над собой.

Благодаря дружественной атмосфере, царившей в студии, в обсуждениях рождались новые решения и часто музыканты позволяли себе импровизировать, в результате чего древние песни получали новые звучания, при этом не теряя своей изначальной красоты и аутентичности.

— Когда мы их записали, смотрим, третья вещь на памирском (песня «Аз паи маъшука») получилась очень интересной. Там трубы есть и вообще все инструменты живые. А вот из самой последней композиции («Ё Али мадад») сделали ремикс с участием Латофат, — рассказывает о рабочем процессе над диском Шабдолов.

Читайте также: Тахмина Ниязова о том, за что стыдили и в чем обвиняли>>

Все участники проекта получили готовые диски относительно недавно, лишь несколько месяцев спустя.

— Очень долго его выпускали, потому что над музыкой, над звуками долгое время работали. Пока я дома была, мне Абдумамад (Бекмамадов. — Прим. ред.) позвонил и сказал, что диски вышли. Нам потом Фируз подарил диск — и мне, и Латофат, и другим, — рассказывает Покиза и говорит, что узнала об издании альбома одной из последних. Латофат, по словам ее сестры, диск очень понравился. А вот сама Покиза все еще не смогла прослушать песни из своего долгожданного альбома.

 

Под контролем мэтров

К проекту были привлечены и другие музыканты, как мэтры таджикской эстрады, так и менее известные публике, но признанные среди музыкантов специалисты. Среди них и молодой Мехрубон Назаров, сын кумира таджикистанцев Далера Назарова, который в песнях исполняет партию акустической и бас-гитары.

Финальный пост-продакшен, по словам автора идеи, все композиции проходили в Таджикистане.

— В общем, я их записал и вот этот материал отвез в Душанбе. Там уже что-то добавил Далер (Назаров. — Прим. ред.). Что-то мы оставили, как было — такого же не споет больше никто, — говорит он.

Саксофон записывали в исполнении Икрома Сатторова, а партию аккордеона виртуозно исполнил еще один выходец из таджикского Памира, находящийся в России на заработках, Азизбек Худоёров.

Читайте также: Почему Далер Назаров не пишет песни и не готов быть гордостью нации?>>

— Азиз Худоёров — тоже наш очень хороший певец. У него отличный голос. Это тот, который дуэтом с Латофат поет. Он из Рушана (райцентр одноименного района в ГБАО. — Прим. ред.). Он тоже здесь работает. Не в творческом коллективе, а простым разнорабочим. В отличие от нас, он гражданин России, — знакомит Курбонасейнова со своим коллегой. Вообще все участники этого проекта знают друг друга уже давно — они были знакомы и дружили еще задолго до приезда в Россию на родине.

 

Культурные мигранты

Трое музыкантов получили известность, когда выступили соавторами и исполнителями главных (и на тот момент единственных) ролей в документальном спектакле «Акын-опера» в «Театре.DOC» (или «Баллада о мигрантах»). Его премьера состоялась в сентябре 2012 года. Полтора года спустя постановка выиграла в «Золотой маске», получив специальную премию жюри музыкального театра, хотя до объявления победителей никто не верил в успех, а конкуренты открыто подшучивали над ними.

— За мной в лоджии сидели наши конкуренты в этой номинации, актеры из другого театра. И вот я слышу из-за спины слова «Джамшуд», «Равшан» или «что вы тут делаете, лучше идите где-нибудь там работайте» и все в этом роде. Я не стал подавать виду, сидел тихо, — поделился с «Россией для всех» воспоминаниями о церемонии Абдумамад Бекмамадов, который оказался единственным представителем первого состава постановки на торжестве, прошедшем в Большом театре в Москве.

Достойный ответ не заставил себя ждать. Их пригласили на сцену, как оказалось, для награждения. И Бекмамадов, который сейчас в театральных кругах более известен как Абдул, без тени злорадства лишь отшутился.

— Если нужно в Большом театре что-то отремонтировать, зовите, недорого возьмем, — улыбнулся он, принимая награду.

Читайте также: Со шпателем в театр. Как таджики взяли престижнейшую премию РФ>>

Сейчас Абдул, голос которого (бэк-вокал) и игру на даффе можно услышать в новом альбоме, все также занимается ремонтом квартир, и большинство заказов после получения популярности ему обеспечивают как раз люди из кино и театра. Но иногда поступают и предложения о съемках или участии в спектаклях. А в «Театре.DOC» он уже давно не играет.

В новой версии «Баллады о мигрантах» уже совсем другие актеры из разных стран мира. Единственный, кто остался в театре из того состава, — Аджам Чакабоев, ставший режиссером «Акын-оперы–2», а в проекте Voices of Pamir играющий на торе (древний национальный струнный инструмент). Он тоже работал на момент игры в театре на стройке.

Причиной распада таджикской труппы стали семейные обстоятельства актеров: сначала домой на Памир уехал Абдул, а потом уже и Покизе, и пришлось почти на год отлучиться.

Читайте также: Покиза Курбонасейнова — из актрисы в уборщицы и обратно>>

— У меня мама заболела. Я поехала домой. Девять месяцев была там, лечили маму в больницах Хорога (адм. центр ГБАО. — Прим. ред.) и Душанбе. Вот как ей лучше стало, я приехала в декабре. Устроилась на работу в один из московских ресторанов. Работа у меня ночная, а вот днем высыпаюсь, — делится последними новостями из своей жизни Покиза Курбонасейнова.

Предложений ролей, как ее коллега, она пока не получала. Да если они и будут, вероятность того, что она сможет их принять, очень мала.

— Я ведь только приехала, даже никого и не видела. Абдумамад сказал, что на Навруз выступить нужно, но у меня такой график работы, что куда-то сходить днем сил нет. Если я и так ночью работаю, а еще днем буду ходить на мероприятия, то сил вообще не останется, — сожалеет женщина.

Однако ее все еще рады видеть на прежнем месте работы, откуда она вышла известной в РФ актрисой.

— Абдумамад говорил, что Лисовский (автор проекта «Акын-опера». — Прим. ред.) к себе приглашает выступать, но там же тоже работа непостоянная, а тут еще ночная работа. Поэтому пока решила просто поработать, а потом построить дом, поехать и отдохнуть. Все, больше сил нет ни на что.

 

Всё ради дома

В ту пору, когда Покиза еще играла в московском театре, она работала уборщицей в столичной налоговой инспекции. Но уехав почти на год, она, конечно, потеряла свое место. Сейчас же в ресторане она тоже работает в одной из должностей техперсонала и получает около 30 тыс. рублей в месяц.

— При нынешних условиях этого вовсе не хватает на что-либо. Я когда приехала, потратила 15 тыс. на оформление всех документов. И сейчас каждый месяц по 4 тыс. плачу за патент. Еще за квартиру 5 тыс., за проезд, продукты, — загибая пальцы руки, перечисляет певица.

На родине ей, как и другим таджикским лауреатам «Золотой маски», предлагали работу.

— Дома, конечно, директор хорогского театра несколько раз мне предлагал работать. Но я-то понимала, что уеду опять. А 2-3 месяца поработать и уехать тоже не дело. И в театр, и в ансамбли приглашали.

Зарплату предлагали 600-700 сомони (около 75-90 долларов). Хотя, признается Покиза, она бы и осталась дома, но они с мужем никак не могут закончить строительство дома.

Смотрите фотоленту: Национальная одежда Таджикистана и прекрасные таджички>>

— Ведь когда я уехала на девять месяцев, стройку приостановили. Муж зарабатывал деньги  и отправлял мне на лечение матери. Каждый месяц по 20 тыс. рублей. Вот как одну комнату завершим, хотя бы одну, то поеду домой. Очень устала, очень, — с грустью отводит глаза Курбонасейнова. — Не хотела уже возвращается, но так как муж здесь, я его сильно люблю и скучала по нему, то приехала.

 

Младшенькая

Сестра Покизы Латофат уже лет восемь приезжает в Россию на заработки и большую часть времени проводит на работе, из-за чего так и не смогла побеседовать с «Россией для всех». По словам старшей сестры, бывает, что и выспаться нормально не может.

— Латофат работает ночью в ресторане помощником повара. В основном салаты делает. А днем еще на подработки ходит. Очень устает. Бывает, что сутками не спит, поэтому у нее сейчас совсем мало времени, — рассказывает Покиза.

Приехать в РФ ее с мужем заставил также жилищный вопрос. Но год назад у главы семьи скончался отец, и он уехал в Таджикистан, а позже выяснилось, что ему на три года запретили въезд и вернуться в РФ он так и не смог. Сейчас Латофат главный кормилец в семье и всю себя посвящает работе, а заработанное отправляет домой сыну, который с отцом, и дочери, которую воспитывает бабушка.

Смотрите видео: Участница шоу «Голос-2» спела таджикский хит 1970-х «Ситораи ман»>>

В отличие от своей старшей сестры Латофат, наоборот, хочет пустить корни в России. Ее мечта поднакопить денег и взять в ипотеку квартиру.

 

Было две, станет три

Покиза и Латофат из многодетной семьи — у них еще восемь сестер и братьев. Четверо из пяти сестер живут и работают в Москве или ближайшем Подмосковье, но только трое из них поют.

— Нас пять сестер и пять братьев в семье. Латофат также с детства пела наши народные песни. Голос хороший у нас троих — у меня, Латофат и Адолат. Последняя - самая младшая и живет вместе с Латофат, но ее муж не пускает петь.

Все композиции в альбоме «Две сестры» — из древнего народного творчества таджиков, и некоторые песни передаются из поколения в поколение уже не одну сотню лет.

— Иногда здесь я на свадьбах земляков пою. Нет, не за деньги, конечно, а так, чтобы близких порадовать родными нашими народными песнями. Недавно вот на свадьбу дочери одноклассника ходила, тоже спела, — рассказывает Покиза о том, как иногда решает проблему ностальгии по родному ей искусству, хотя времени у нее на это все меньше и меньше.

Смотрите видео: Песня про Душанбе довела участника шоу «Главная сцена» до финала>>

Несмотря на сильную занятость каждой из сестер, оказавшихся волею судьбы в РФ, они не теряют связи друг с другом и стараются регулярно видеться.

— В неделю один раз я обязательно езжу к Латофат, и там со всеми сестрами видимся. Там еще одна наша сестра старшая живет, но она не поет вовсе. Здесь в Москве нас четыре сестры, — говорит Покиза.

О наличии еще одной поющей сестры на момент подготовки проекта «Голоса Памира» и даже некоторое время после выпуска диска не знал и Фируз Шабдолов, привлекший двух старших:

— Позднее один наш друг сказал, что у Латофат с Покизой есть еще третья сестра, которая поет еще лучше. Я уже задумался: значит, следующий диск выйдет под названием «Три сестры», — смеется он.

Ранее при его участии в Москве был издан и новый альбом Далера Назарова, единственный за долгое время. Над записью, продакшеном, оформлением и непосредственно выпуском этих альбомов работает целая команда музыкантов и специалистов. Необязательно все они таджики (о них ниже), но обязательно все сплочены искусством. И зачастую за свою работу они ничего не получают, а затраты на издание покрывают частные люди на безвозмездной основе.

Читайте также: Таджичка поразила жюри шоу «Голос» в Голландии. Видео>>

Альбома «Голоса Памира. "Две сестры"» в обычных музыкальных магазинах или онлайн на продажу пока нет. Иногда, по словам Фируза Шабдолова, его можно купить на некоторых культурно-массовых мероприятиях таджикских диаспор. Цена символическая в несколько сотен рублей.

Нельзя обойти вниманием и других участников проекта, которым герои материала выражают свою искреннюю благодарность. Это, помимо вышеупомянутых, Бахтовар Бабаев, исполнивший партии бас-гитары, даффа и сделавшей аранжировку к песне «Ё Али мадад», Шахриниссо Яковлева, взявшая на себя роль редактора, известный певец Парвиз Назаров, сделавший дизайн обложки, Николай Орса, предоставивший студию для записи и сделавший мастеринг трэков, Дарья Лиханова, а также Фирдавс Ёдалиев, оказавший финансовую поддержку проекту.

Смотрите видео: «Квартирник» группы «Шамс» — Мы не рвались стать звездами>>

С предложениями о сотрудничестве можно обращаться к Фирузу Шабдолову по электронной почте.