Двое уроженцев Таджикистана, работавшие в одном из магазинов торгового центра «Зимняя вишня» в Кемерове, во время пожара смогли спасти около 50 человек.

Эвакуацию им пришлось прекратить, когда двое охранников торгово-развлекательного комплекса сказали, чтобы они закрыли двери магазина и уходили сами, сообщили они изданию «Life».

Молодые люди – 33-летний Фарзон Салимов и 19-летний Махмуджон Худжаев, предположительно выходцы из Таджикистана — работали в магазине одежды и обуви, который располагался на втором этаже ТЦ.

Таджикский биолог, профессор естественных наук Польши Оймахмад Рахмонов
Президент Польши присудил высшее ученое звание страны таджикистанцу

Никакой сигнализации, по их словам, не было. Единственный датчик, который они позже услышали, был установлен на складе их магазина, а в торговом центре пожарная сирена так и не зазвучала.

— Время не помню. <…> Мои охранники, которые на втором этаже, сообщили по рации, что тут люди бегают. Я сидел у главного входа [магазина], встал, посмотрел, и действительно люди бегают, все орут. Ну мы не стали паниковать, начали всех людей из магазина выводить, и, смотрю, там [у дверей] уже толпа собирается. Я всех зову, говорю: идите сюда, у нас тут [запасной] выход, отсюда проходите. Сколько смогли, вывели, — рассказал Фарзон, который работал администратором этого магазина.

Пока шла эвакуация через обувной магазин, где работали Фарзон и Махмуджон, черным дымом уже практически полностью затянуло и второй этаж. Молодым людям пришлось закрывать двери магазина и уходить самим, хотя, признаются они, на этаже уже никого не было, ушли они не добровольно, так как думали еще «до последнего подождать, может кто-то еще спустится».

Команда Таджикистана на чемпионате по робототехнике и инжинирингу Республики Башкортостан в Уфе, 24 марта 2018 года
Юные таджикистанцы победили в чемпионате по робототехнике в Башкирии

— Двое охранников из ГБР-щиков (Группа быстрого реагирования охраны ТЦ. — Прим. ред.), они вооруженные в военной форме были, прибежали к нам и сказали: «Двери закрывайте, выходите отсюда побыстрее». Без понятия, зачем. Мы закрыли двери, эти жалюзи, и вышли тоже. Сильно потемнело [на этаже], не видно было никого. Абсолютно никого не было, — вспоминает Махмуджон.

При этом их магазин большой, со сквозным проходом, и его можно было пройти поперек или входить с обеих сторон комплекса.

— Ну мы подумали, раз они [охранники] последние спустились, значит, больше никого нет. Мы стали закрываться, послушались, — добавляет Фарзон и отмечает, что они двое работали охранниками в своем магазине, а к охране «Зимней вишни» отношения не имеют.

Поэт и режиссер из Таджикистана Мир Зафар, несколько проживший на улицах Санкт-Петербурга
Стать бомжом, потерять память, обрести Бога. Как спасали Мира Зафара

Пока спускались увидели еще и людей с ограниченными возможностями на колясках, и вместе с еще двумя коллегами помогли им выйти наружу.

В первую очередь, признается Фарзон, подумал о детях, так как у самого трое: 9-летний сын и 6-летние дочери-двойняшки. Большинство из тех, кого они видели и провели через запасной выход, были дети и женщины:

— Конечно, тяжело. Когда я все это увидел, сразу все перед глазами пронеслось. Я даже не понимал, сможем ли сами выйти. Ни разу не был в такой ситуации.

Некоторые, по его словам, вместо того, чтобы направляться к выходу, в панике даже бежали к очагу:

— Мы наверх еще подняться хотели, но там уже было невозможно, дым нас уже душил. Поднялись только, можно сказать, до первой лестницы третьего этажа. Некоторая молодежь почему-то снизу наверх бегала. Мы их останавливали, отравляли вниз. Там еще парень в очках был, тоже бегал, помогал.

Врач-кардиолог из Душанбе Хайём Махмудов
Участник форума молодежи из Душанбе спас пассажира рейса Москва–Ростов

Магазин, в котором они работали, открылся всего две недели назад, и они помнят, как в первый их рабочий день, который пришелся на выходной день, субботу, в торговом центре проводилась учебная тревога. Молодые люди потеряли все свои документы, но об этом они не горюют и даже не вспомнили во время происшествия, так как сразу же начали выводить людей. Сколько точно, они вспомнить не могут, но речь может идти о сотнях.

— В нашем магазине где-то 200–250 человек было. Потому что воскресенье, была куча народа, все покупки делают. Человек 100 еще сверху [с третьего этажа] спустились. Через нас вот действительно столько народу прошло, а дальше не знаю, — говорит Фарзон.

Махмуджон признается, что еще не женат и своих детей нет, но очень сожалеет о случившимся и разделяет горе тех, кто потерял родных в этой трагедии:

– Мы соболезнуем близким всех, кто погиб там. Примите наши соболезнования.

Объем денежных переводов из России в Таджикистан за год вырос на треть
Объем денежных переводов из России в Таджикистан за год вырос на треть

Выйдя из ТЦ, они сразу, делится Фарзон, стали свидетелями, как из одного окна, спасаясь от огня, выбросилась девочка, а из другого — мужчина с четвертого этажа. Снизу были и те, кто хотел помочь:

— У них в руках что-то было, они хотели его, видать, поймать. Но у них не получилось…

 

В результате пожара, произошедшего 25 марта в торговом центре «Зимняя вишня» в городе Кемерове одноименной области России, погибли 64 человека, в том числе 41 ребенок. В связи с трагедией среда, 28 марта, объявлена в России днем общенационального траура.