Одна из влиятельнейших газет мира, американская The New York Times («Нью-Йорк Таймс»), опубликовала на своем сайте документальный фильм, рассказывающий о трудовых мигрантах из Таджикистана, которые едут в Россию на заработки, и трудностях, с которыми они сталкиваются в пути и по прибытии.

11-минутную ленту под названием 2300 Miles to Work («2,3 тыс. миль на работу» — именно таково расстояние между РФ и РТ) выпустили в рамках проекта Op-Docs (Opinionated documentaries — документальные истории в вольной интерпретации) еще в конце февраля. Кинорежиссер Тим Браун работал над ней вместе с репортажным художником-иллюстратором Джорджем Батлером, чтобы «рассказать некоторые важнейшие истории нашего времени через рисунки». Он изображает самих героев, их среду и путь от родины до РФ.

«Мы решили сфокусироваться на Таджикистане, который после окончания гражданской войны остается одной из самых сильно зависящих от денежных переводов стран в мире. Когда юные таджики вырастают и стремятся поддерживать себя и свои семьи в своей стране, которая находится в экономической депрессии, они, как правило, сталкиваются с одной и той же дилеммой: оставаться дома, где мало перспектив найти работу, или отправиться в Россию в поисках возможностей», — пишет автор.    

 

Денег нет

«Огромное количество людей по всему миру срываются с родных земель и преодолевают большие расстояния, либо спасаясь от опасности, либо в поисках работы. Я в Таджикистане, чтобы изучить одну из крупнейших миграций в мире — не сенсации ради, не для преувеличения ее причин, а чтобы попытаться собрать самые общие знания о ней», — звучит закадровый голос Батлера в начале ролика.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров (слева) и министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Аслов во время встречи в Москве
Школы, мигранты, Афган: о чем говорили главы МИД России и Таджикистана

Главными героями фильма Брауна стали два друга из одного из сел республики, тогда еще (в конце 2016 – начале 2017 годов) 23-летние Оят и Абдулло.

«Большинство моих друзей ездили в Россию один, два, три раза и даже больше. Абдулло в России был пару раз», — рассказывает Оят на очень хорошем английском.

«Впервые я поехал в Россию в 2008 году. Раньше было легче, лучше, — делится воспоминаниями Абдулло. — Денег нет. Оят проучился, а мы нет, потому что не было денег. Условия были не очень».

В 1997 году в Таджикистане закончилась гражданская война, разорившая страну и разрушившая ее экономику. Два десятилетия спустя Таджикистан зависит от денег, присылаемых из-за рубежа, больше, чем любая другая страна. Иногда, пишут авторы картины, более половины экономики страны зависит от средств, отправляемых домой, «но этот важнейший источник иссякает».

«Есть много вещей, которыми они могут заняться в России, чтобы немного заработать. Но экономика в упадке, понимаете? Курс доллара поднимается, рубля — падает. Думаю, этого недостаточно для жизни», — объясняет Оят.

Участник шоу «Песни» Даниель Рустамов
Даниель из Таджикистана прошел в следующий тур российского шоу «Песни»

«Друзья работают там, но их мысли постоянно здесь, о том, не голодают ли родные. Все деньги, которые приходят сюда, все оттуда, — подтверждает Абдулло. — Они приезжают, говорят, что работы нет, денег нет. Приезжают без денег. Нет денег — что будешь делать?»

Абдулло в отличие от своего друга Оята в очередной, четвертый, раз решает отправиться в путь, чтобы заработать денег, и на родине оставляет жену и шестимесячного ребенка. Авторы ленты задаются вопросом, как сделать правильный выбор из двух одинаково непривлекательных вариантов: остаться дома без работы или поехать в Россию без семьи.

 

На Москву

Дважды в неделю из столицы РТ Душанбе в столицу РФ отправляется поезд, который за четыре дня пересекает всю Центральную Азию, перед тем как прибыть на Казанский вокзал Москвы. Именно в плацкартный вагон этого поезда Тим и Джордж садятся вместе с героем истории и становятся свидетелями того, как почти все «пограничники задирают мигрантов и обыскивают сумки в поисках наркотиков, а молодых людей пугают полицейскими собаками и не дают им спать».

Эксперт: Большинство мигрантов в российских тюрьмах из Таджикистана
Большинство мигрантов в российских тюрьмах из Таджикистана — эксперт

«Передвигаясь по Москве, они испытывают постоянное давление со стороны представителей власти (полицейских. — Примеч. ред.). Это то, что я заметил, пытаясь рисовать в метро, — делится Батлер. — Иногда они могли подойти и заглянуть через плечо, чтобы узнать, что ты делаешь. И каждого, кто выглядел как выходец из Средней Азии, останавливали и проверяли их документы. Если у них нет нужных документов, то это только начало их бед — штрафов, проблем с визой и депортаций».

По прибытии, дождавшись открытия метро, они поехали на окраину Москвы, куда Абдулло направился в поисках работы — его соотечественники ремонтировали квартиру, там же и жили, зарабатывая около 500 долларов в месяц.

«Кушаешь, ложишься спать, просыпаешься, выйдешь на улицу разок подышать свежим воздухом и возвращаешься», — делится один из рабочих.

Дорога жизни. Как мигранты из Душанбе добираются на поезде до Москвы
Дорога жизни. Как мигранты из Душанбе добираются на поезде до Москвы

Другой работник показывает на своем смартфоне фотографии, на которых запечатлены десятки его соотечественников, лежащих, по его словам, на полу и в лестничных пролетах в одном из отделений полиции РФ.

«Они (полицейские. — Примеч. ред.) в основном пристают к таджикам и узбекам, потому что те не знают законов, — объясняет Абдулло. — Когда человек знает свои права, где бы он ни был, в Америке или России, он может себя защитить».

Менее чем через год, в 2017 году, Абдулло депортировали из России в Таджикистан.