Группа Baraka, которой руководит Евсиков, зиждется на таджикской музыке. Музыкант услышал в первый раз памирскую «Лалаик» («Колыбельная») Наргис Бандишоевой в 2005 году, а уже через 10 лет выпустил три альбома-посвящения таджикским исполнителям — Муборакшо, Наргис Бандишоевой и группе «Шамс».

Эти альбомы — переосмысление группой таджикской музыки, и в результате — уникальный материал.

Солист группы, дочь Евсикова, Девика, учится в Латвийской музыкальной академии. Кстати ее имя с древнеиндоиранских языков означает «сияющая» и «божество».

 

— Еще когда вы не были здесь, вы говорили, что Таджикистан для вас большое открытие. Вы уже второй раз в нашей стране. Ваши ожидания и представления совпали с тем, что вы увидели?

— Для меня Таджикистан уже стал кладезем большой культуры: когда ты заглядываешь в музей, где тысяча картин, в каждой из них находишь что-то новое.

Первый раз, когда я приехал, для меня было все новое, сейчас было очень интересно детализировать.

Я внимательно рассматриваю инструменты, внимательно слушаю маленькие концерты для нас, гостей, смотрел, как живут люди, был во многих домах. Была полная гамма красок: дорога на машине на Памир, горная болезнь, Гармчашма, старинный памирский дом, смотрели мельницу, которой сотни лет.

Мы были в таких местах, которые не увидишь на Discovery. Ни одно запланированное путешествие, которое ты покупаешь в турагентстве, не гарантирует такой панорамы.

— В 2013 году вы приезжали давать концерт. В этот раз публика так и не дождалась вашего выступления. Что привело вас в Таджикистан?

— Это туристическая поездка, показать жене Таджикистан и самому еще раз увидеть прекрасный край и встретиться с друзьями.

Я хотел провести отпуск не в туристических странах, а там, где прекрасные условия, гостеприимный народ, и самая красивая природа в мире.

Я редко путешествую и я однолюб — у меня любимые города Рига, Питер, и сегодня, я уже точно говорю, Таджикистан. Сколько я буду жив, буду приезжать, чтобы напитаться вашей духовностью.

В этот раз я сделал более тысячи фотографий, хочу сделать в Латвии выставку про Таджикистан.

Еще я готовлю материал о том, как я путешествовал здесь. Это было необычайно, мы не знали, где окажемся сейчас, где завтра, все настолько спонтанно. В Европе такое невозможно.

Здесь такой гостеприимный народ, никогда не останешься голодным и на улице.

Мы соскучились по нормальным человеческим отношениям. Мы оказались после больших политических изменений отрезанными, в разном пространстве. Хотя нас объединяет очень многое — язык, общие ценности. Люди начали рисовать очень много разных границ. Мы называем себя русскими, другие — белорусами, какие-то границы начертили. А у нас такое общее культурное пространство.

А когда сюда приезжаешь, оно так ярко появляется. У вас люди живут одной идеей — мы один народ, мы гостеприимные.

— Вы как-то говорили, что власть имущие не настроены позитивно к этно музыке, они развивают популярные направления, чтобы оболванить людей. Что это означает?

— Это актуально больше для Европы, чем для вас. Спросить любого европейца, для интереса, спросить итальянца, какой народный инструмент у них, думаю мало, кто ответит. Спроси любого человека в Душанбе, он, наверное, штук 20 назовет. В этом разница.

Я не хочу утверждать, насколько в Европе плохо. Есть такие вещи — так хочется их совместить, что-то из Европы привезти сюда, а отсюда так много передать туда.

Читайте также: Далеру Назарову 56! Яркие цитаты и видео мэтра эстрады РТ>>

К сожалению, сегодня очень много сил в мире, которые пользуются добротой людей. Они поставили культуру себе на службу.

Надо оставить народную, этническую музыку в покое, она не должна превращаться в политическую игру. Национальное возрождение должно идти не через национальную идею, а через культуру. И музыка должна играть очень важную роль. Человек рождается под музыку, умирает под музыку, женится, радуется и плачет под музыку.

Когда человек возвращается к истокам — я люблю свои традиции, знаю свою народную музыку — он становится очень человечным. Он становится гостеприимным, очень добрым, все, что проявляется в вашем народе, тогда проявляется там, где это не нужно с позиции власти. Им нужно, чтобы люди работали, платили налоги, были злыми друг другу, и использовать их как рабов.

— Судя по вашим рассуждениям, вы культурный протестант. Почему не панк, а этномузыка?

— Панк кричит слишком сильно. Я люблю идти через тонкие струны души. Я считаю, что культура — самое важное.

— Тем не менее, вы хотели сделать совместный с рэперами проект.

— Да и альбом уже вышел. Мы выпустили диск, посвященный Ахмаду Зохиру. Пригласили 10 рэперов, которые исполняют с моей дочкой Девикой и таджикской певицей Зариной Таджибаевой.

На это ушло год, и, на мой взгляд, этот альбом опередил свое время.

Смотрите фотоленту: Как душанбинцы отметчали День независимости в Instagram>>

Ахмад Зохир большое имя вообще для Средней Азии, он сделал свою эпоху, а время идет вперед.

Уже сегодня сыграть его песни иначе — они будут опять звучать, опять будут современными.

Мы взяли песню Ахмада Зохира, к которой добавили партию рэпа и сопровождение джаза — остался в оригинале только текст.

Кому-то понравилось, кто-то сказал, очень сложный получился альбом. Но он — вклад в день завтрашний. И альбом, над которым мы сейчас работаем, — посвящение иранской певице, он тоже будет смотреть в будущее.

Дмитрий Евсиков на встрече с друзьями в Душанбе

— Не хотите исполнять не каверы, а собственные песни в сотрудничестве с таджикскими лириками?

— Мы не позиционируем себя как кавер-бенд, у нас работа другая. Западный и восточный подход в музыке очень отличается, чтобы ваши песни играть по-западному, мы делаем абсолютно новую аранжировку. Остается только текст. Это, наверное, нельзя назвать кавером, это новая жизнь одной и той же песни.

Что касается сотрудничества, мы всегда открыты и, наверное, ждем первого шага от ваших исполнителей. Если мы возьмемся сами что-то сделать под вашу лирику, это будет очень сложно.

Читайте также: Прыжки с парашютом: как молодежь Душанбе освоила новое увлечение>>

По поводу сотрудничества, мы были бы рады тем, кто может нас поддержать в проведении концерта, который мы планируем в следующем году.

— Вы интересуетесь фотографией, но об этом мало информации. Что вы снимаете?

— Я из музыкально-фотографической семьи. До этого я постоянно снимал людей, в этот раз я фотографировал Таджикистан. Я очень много интересного увидел здесь, практически не выпускал фотоаппарат из рук.

По второму образованию я фотограф, но занимаюсь этим для себя. А сейчас я понял, что мой долг показать все фото из Таджикистана другим людям, которые всю жизнь ездили отдыхать в Анталию. Я не хочу обижать эти курорты, они прекрасны, но они однотипны, их не различишь. А здесь такой колорит, который несравним ни с чем.

Беседовал Фируз Умарзода